МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/История Урала
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
01.04.2005 (07:15)
Версия для печати
ЖИТЬ ТАК, КАК ЖИВУТ МУЖЧИНЫ»: ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ ОБЩЕСТВЕННОЙ И ТРУДОВОЙ АКТИВНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ НИЖНЕГО ТАГИЛА НА РУБЕЖЕ 1920-30-Х ГОДОВ

Ильиных И.В. - "Проект Ахей"

Одним из условий строительства социалистического общества в  20-30-е годы ХХ века было формирование «нового человека», разделяющего идеалы и ценности устанавливаемого строя. Власть при создании «нового советского  гендера» («нового мужчины» и «новой женщины»), вовлечении их в политическую и общественную жизнь, задействовала различные социальные, политические и психологические механизмы воздействия. Поскольку задачи первой пятилетки требовали активного участия женского населения в общественном производстве, правительство проводило нормативное и принудительное регулирование семейных отношений, формировало и изменяло официальные дискурсы, которые по-новому интерпретировали положение женщин в обществе и меняли устоявшийся гендерный уклад.

Жесткая гендерная политика советского руководства ставила женщин в положение «подчиненности», при котором условием выживания и самореализации был выбор определенной  стратегии взаимодействия с властью. Ш. Фицпатрик выделила стандартный набор моделей построения взаимоотношений с государством, характерный для  населения советской деревни (1). Анализ социального поведения городского населения на рубеже 20-30-х годов ХХ века (на примере г.Нижнего Тагила) показывает, что они  успешно применялись и жителями индустриальных городов. Среди основных способов взаимодействия с властью, форм проявления лояльности по отношению к  ней можно выделить: 1) стратегии активного сотрудничества, вылившиеся, например,  в движение ударниц и общественниц; 2) стратегии манипулирования через  письменное и устное апеллирование к вождям и в государственные структуры; 3) стратегии приспособления, которые сводились к укреплению традиционных гендерных отношений и институтов.

В конце 20-х – начале  30-х годов  ХХ века, согласно периодизации И. Кона, Г. Лапидус, А. Роткирх, произошло изменение гендерной политики советского правительства, суть которого заключается в переходе от политической к экономической мобилизации женщин, в связи с начавшейся форсированной индустриализацией и коллективизацией, реализацией курса на культурную революцию (2). Женщина, ранее воспринимаемая как «отсталая, темная, аполитичная часть населения», стала рассматриваться как репродуктивная единица и рабочая сила, именно в этом качестве вовлекаясь в коммунистическое строительство. Как «социально-одобряемую деятельность» официальная идеология пропагандировала политическую и производственную мобилизацию женского населения, что осуществлялось через женотделы, организованные при партийных комитетах различного уровня, делегатские собрания женского актива, секции городских советов депутатов.

В городах в условиях социалистического строительства при сохранявшейся низкой производительности труда необходимо было «привлечение женщин к трудовой повинности и участию в коммунистических субботниках» (3). Для осуществления этой линии власть проводила целенаправленную политику по укоренению в общественном сознании идеи о том, что «экономическое и социальное равноправие женщина могла приобрести при условии равноправного ее участия  в производительном труде» (4). Но не все постановления органов власти были реализованы на местах. По решению Обкома ВКП(б) от 6 апреля 1931 года «о внедрении женского труда в производство»  доля этого труда должна была составлять не менее 31%. В реальности, например, на Нижнетагильском заводе было задействовано  женщин 23,7% от общего количества рабочих, на Выйском железном руднике – 18,6%, на Тагилстрое – 25%, на руднике III Интернационала -31% (5). Недостаточно активно участвовали женщины  в массовых компаниях. Согласно информационной сводке № 2/150 Центрального комитета Всесоюзного союза рабочих металлистов от 15 апреля 1930 года «О вербовке металлистов на работу в колхозы за счет 25000 рабочих» по Уральской области из 982 мобилизованных -  женщины составляли 9,2% (6).

В индустриальном городе трудовая деятельность женского населения была тесно связана с общественной, заключавшейся в участии в отчетно-выборных компаниях, движении ударников, социалистических соревнованиях, а также в вступлении в Коммунистическую партию, работе в профсоюзных, советских и партийных  организаций в качестве выдвиженцев. Несмотря на влияние революционных событий, во многом эмансипировавших женскую часть населения, их роль в общественно-политической жизни страны оставалась не столь значительной, как требовалось партией и правительством. 

 Характерным примером проявления общественной активности женщин являлось их участие в работе городского совета. В 1929 г. в Нижнем Тагиле в совет было избранно 69 женщин, что составляло 32% от общего количества депутатов (7). Анализ материалов базы данных «Депутаты» позволяет выявить наиболее типичные характеристики социального портрета женщин, стремившихся к проявлению активности. По роду занятий 40,6% женщин-депутатов были работницами промышленных предприятий, 32%  -  домохозяйками, 20,3% - служащими. По уровню образования 10,1% из них оставались неграмотными или малограмотными, 59,4% имели низшее образование, 23,1% - среднее, 7,2% - высшее. По национальности 95,6% женщин-депутатов были русскими. Возраст 52,1% из них не превышал 30 лет. Несмотря на изменение женского представительства в тагильской окружной парторганизации, составлявшего в 1924 г.- 11,6% от общего числа членов, в 1925  - 13%, в 1926 – 17,1%,  в 1927 –17,5%, в 1928 - 16,1%, на 1 октября 1929 – 15,5%, лишь 42% женшин-депутатов являлись  членами Коммунистической партии (8).

Работу в советах различного уровня, вступление в партию, используя льготы, предоставляемые рабочим, большинство женщин воспринимало как «лифты социальной мобильности», как условие дальнейшего продвижения, возможность самореализации (9). Именно этот тип активисток, воспитанных на идеалах революции, с укоренившимся в сознании представлением о справедливости и закономерности советского строя, плодотворно участвовал в общественно-политической жизни города, считая это правом и долгом каждого гражданина.

Несмотря на сложившиеся политические и социально-экономические условия, которые привели к складыванию определенного типа политически активных женщин, большинство представительниц женского населения Нижнего Тагила на рубеже 20-30-х годов ХХ века продолжало оставаться политически пассивными, сохраняя традиционное представление об участии в советах и собраниях (зачастую олицетворявшимися с  сельскими сходами) как типично мужском занятии. Особенно сильно это представление было в сельских районах, административно относившихся к городу, где доля женщин-депутатов была минимальной. По статистике, приводимой на делегатских собраниях женского актива, если в 1925-26 гг. активно участвовавших в общественной жизни женщин было 22%, причем такое распределение сохранилось и в следующем году, то по округу в тот же период доля женского представительства в советах упала с 33% до 18% (10). Менее активно женщины участвовали  и в работе отчетно-выборных собраний. Если явка мужчин на них в 1931 г. составляла  82%, то женщин – 70% (11.) Одной из причин нежелания женщин проявлять социальную активность было негативное отношение к ним со стороны традиционно настроенной части населения. Сами женщины-депутаты на совещаниях профактива среди причин пассивности представительниц женского населения в общественной работе называли малограмотность, нежелание работать, «отсталость от мужчин в своем развитии» (12). 

                Социальная активность женщин в индустриальном городе на рубеже 20-30-х годов ХХ века была отражением установившегося советского гендерного порядка, вызванного задачами социалистического строительства. Это приводило к изменению роли женщины в обществе, необходимости проявления ею активности в политической и производственной сферах. Но формированию по инициативе партии и правительства «нового типа» женщины препятствовали сохраняемые в сознании населения традиционные стереотипы взаимодействия женщины и власти.

__________________________________

1. Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история советской России в 1930-е годы: город. М., 2001.

2.  Здравомыслова Е.А., Текина А.А. Советский этакратический гендерный порядок // Социальная история. Ежегодник, 2003. Женская  и гендерная история. М.:«РОССПЭН», 2003. С.442.

3.  КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Часть 1. 1898-1925. М., 1953. С.895.

4.  Ильина О. На главном направлении // Женщины Урала в революции и труде. Свердловск, 1963. С.271.

5.  Отдел по делам архивов администрации г.Нижний Тагил (ОДАНТ). Ф.70. Оп.2. Д.176. Л.16,26.

6.  ОДААНТ. Ф.228. Оп.4. Д.64. Л. 34 об.

7.  База данных «Депутаты: 1929» // ОДААНТ. Ф.Р-70. Оп.2. Д.114.

8.  Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО). Ф.9. Оп.1. Д.1028. Л.26.

9.  Здравомыслова Е.А., Текина А.А. Указ.соч. С.462.

10.      ОДААНТ. Ф.Р-70.Оп.2. Д.86. Л.10.

11.      ОДААНТ. Ф.Р-70.Оп.2.Д.139. Л.108 об.

12.      ОДААНТ. Ф.Р-70.Оп.2. Д.86. Л.10.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:  0  /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=41&article=465    /    Просмотров: 5341

Последние статьи раздела
ЗЕМСКИЕ ИЗДАНИЯ В ФОНДАХ ОТДЕЛА КРАЕВЕДЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СОУНБ ИМ. В.Г. БЕЛИНСКОГО

МЭРЫ ГОРОДА ЕКАТЕРИНБУРГА

ВКЛАД УРАЛЬСКОГО ОБЩЕСТВА ЛЮБИТЕЛЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ В ПРОСВЕЩЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ УРАЛА

ОБРАЗ ЗЕМСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ УРАЛЬСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ XIX ВЕКА

ДИНАМИКА БРАЧНОСТИ СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ УРАЛА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"