МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/История Урала
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
01.01.1970 (00:00)
Версия для печати
СЕЛЬСКИЕ ШКОЛЫ ПОВЫШЕННОГО ТИПА НА УРАЛЕ В 1920-Е ГОДЫ

Бахтина И. Л. - "Проект Ахей"

 

Современная ситуация в развитии народного образования во многом повторяет ситуацию, сложившуюся в 1920-е годы. Сельская школа, как и семьдесят лет назад, оказалась в условиях падения уровня государственного финансирования. Изменение форм хозяйствования на земле снова привело к утрате четкости в определении цели образования. Процессы изменения идеологических ориентиров усугубляются отсутствием четкого общепринятого образовательного идеала и цели образования. Возможно, изучение и анализ особенностей развития советской, в том числе сельской, школы в годы новой экономической политики поможет нам в поисках выхода из того критического состояния, в котором в наши дни находится российская общеобразовательная школа.

В ряде работ историков советского периода рассматривалась деятельность самой школы и всех ее звеньев. Однако большинство публикаций носили историко-партийный характер и основное внимание в них уделялось вопросам партийного руководства. Труды В.Г. Чуфарова носили обобщающий характер; исследования П. В. Гришанова охватывали только вторую половину 1920-х гг. Т. Э. Салих в своей работе рассматривала период с 1921 по 1927 гг. Кроме того ни один из вышеназванных авторов не преследовал цели исследования проблем сельской школы.

Развитие общеобразовательной школы стало одним из приоритетных направлений в развитии духовной жизни села в годы новой экономической политики. Проблемы развития общеобразовательной школы приобрели не только чисто культурную, но и экономическую значимость.

Основным типом школ в сельской местности в 1920-е гг. были школы 1 ступени (начальные школы). Исчерпывались ли образовательные потребности жителей села данным типом школ и какие меры предпринимало большевистское руководство, рассматривавшее школу не только как источник общей культуры, но и как средство проведения политической линии коммунистической партии, в рамках развития школ повышенного типа, в том числе и на селе?

В 1923 – 1929 гг. на Урале наряду с начальными школами развивалась сеть школ повышенного типа, в развитии которых наблюдались те же закономерности, что и по всей стране в целом. Их строительство сопровождалось острой дискуссией о судьбе школ второй ступени (средних школ), которая была вызвана тем, что средняя школа в первые послевоенные годы не смогла перестроить свою работу в соответствии с “Положением о единой трудовой школ”. Она оказалась не связанной с хозяйственными задачами страны – оканчивающие ее не могли сразу использоваться в практической трудовой деятельности, а в ВУЗы поступали буквально единицы. Пролетарское государство совершенно не устраивал социальный состав этих школ.

Учитывая острейшую потребность в кадрах самых различных квалификаций, Первое партийное совещание по народному образованию 31 декабря 1920 г. – 4 января 1921 г. вынесло решение о замене средней школы семилетней. Предполагалось, что последующее образование выпускники получат в техникумах. Данная мера рассматривалась как временная, вызванная “нищетой и разорением страны”1 .

В итоге упорной борьбы школа второй ступени была сохранена как среднее общеобразовательное учреждение, но в старших ее классах с 1924 г. вводились профессиональные уклоны, которые должны были дать учащимся наряду с общим образованием некоторую практическую подготовку.

В результате выполнения решений Первого партийного совещания и последующих постановлений Наркомпроса в РСФСР вместо единой в 1920 году системы возникла пестрая сеть школ повышенного типа с различным сроком обучения – десятилетние школы, школы второй ступени, семилетки и школы крестьянской молодежи (ШКМ).

На Урале средняя школа развивалась сложным путем. С 1920/ 21 уч. г. по 1927/ 28 уч. г. количество средних школ сократилось почти в пять раз.2 Причин сокращения сети средних школ было несколько. Во-первых, особо большое сокращение произошло в голодные годы. Во-вторых, закрытие было вызвано действиями местных органов власти. В 1924 году решение о сокращении школ второй ступени приняли ряд окружкомов РКП (б). Аналогичное решение было записано в резолюции Ш Уральской конференции РЛКСМ в июле 1924 г. В сентябре 1924 г. президиум Екатеринбургского губпрофсовета признали невозможным дальнейшее расширение сети школ второй ступени.3 С профессионализацией старших классов сокращение средних школ прекратилось, но до 1927 года роста их не наблюдалось. В-третьих, большое значение для становления сети средних школ приобретала проблема социального состава учащихся. Партийное и советское руководство Урала стремилось обеспечить такой контингент учащихся, который соответствовал бы задачам дальнейшего развития страны. Анализ архивных документов позволяет выделить два наиболее характерных пути выхода из этой ситуации: исключение из школ детей “нетрудовых” элементов и создание условий для учебы детям бедноты. Чистка состава учащихся, проведенная в школах ряда округов области, не решала проблемы. За бортом школы по-прежнему оставалось много детей бедноты, и прежде всего крестьян.4 Другой путь избрал Курганский окружком РКП (б). Окружная партийная конференция в 1924 году постановила еще при наборе в школы отдавать преимущество детям бедняков. Был поднят вопрос о выделении дополнительных средств на организацию общежитий для крестьянских детей. Учитывая незначительное число крестьянских детей в школах второй ступени, было признано целесообразным переместить среднюю школу из г. Кургана в один из крестьянских районов округа. 5

Однако, несмотря на предпринимаемые меры, в период с 1924 г. по 1927 г. дети рабочих и крестьян составляли лишь около 38% учащихся школ второй ступени.6

Наиболее интенсивно развивались в 1920-е годы семилетние школы. Обусловливалось это экономическими потребностями страны. Семилетка служила базой для средних и средне-технических учебных заведений. С 1922 по 1928 г. сеть семилеток выросла в области почти в четыре раза. В этих школах обучалось наибольшее количество учащихся – 60,7 тыс. человек в 1927/28 учебном году (для сравнения: в школах второй ступени – 16,3 тыс. человек). 7

В середине 20-х годов семилетним школам в сельских районах был придан сельскохозяйственный уклон, также как индустриальный уклон в промышленных районах. До середины 30-х годов эти школы были основным типом общеобразовательных школ повышенного типа.

С 1922/23 уч. г. в стране начали создаваться школы крестьянской молодежи (ШКМ). Образовывались они на базе школ первой ступени (начальных школ) с трехгодичным сроком обучения или реорганизовывались из сельских семилеток. ШКМ давали наряду с общеобразовательным курсом за 5 – 7 классы средней школы простейшие знания по агрономии и зоотехнике. Данному типу школ придавалось огромное значение. В условиях развивающегося кооперирования на селе появилась повышенная школа, тесно связанная с нуждами сельского хозяйства. Кроме этого, ШКМ с самого начала создавалась для бедняцко-середняцкой молодежи. В воспитанниках ШКМ руководство страны видело свою опору в деревне. Перед ШКМ ставилась задача готовить “новый тип хлебороба, стремящегося к кооперированию и коллективной обработке земли”.

Крестьянство поддерживало новые школы и с большим желанием отдавало своих детей учиться в них. Но в первый год на Урале удалось создать всего 11 ШКМ, в то время как по плану полагалось открыть по одной на округ. Повсеместно приходилось отказывать желающим учиться. Так, в 1924 г. в Юсьвинскую школу подали заявления 79 человек, принято из них было лишь 41. В Звенигородскую школу смогла поступить только половина желающих.8 Хотя в 1927/28 уч. г. насчитывалось уже 66 ШКМ с 6,6 тыс. учащихся, развитие их продолжало отставать от плановых предложений УралОНО, и в это же году пришлось отказать в приеме 26% желающих. 9

ШКМ, как и остальные в этот период переживали материально-финансовые трудности: неприспособленность помещений для занятий, отсутствие интернатов, сельскохозяйственного инвентаря, опытнической базы.

Руководство области волновала слабая материальная база школ. Для укрепления материального положения ШКМ предполагалось, в частности, налаживать связи с населением, местными организациями, использование для практической работы производственной базы кооперации, хозяйств родителей учащихся. Для закрепления в ШКМ детей крестьян-бедняков окружные партийные комитеты вынуждены были решать вопрос о создании интернатов и выплате стипендий учащимся.

Исходя из анализа архивных материалов можно сделать вывод, что школы крестьянской молодежи становятся популярным типом школ на селе.

Таким образом, исходя из всего выше сказанного можно сделать следующие выводы: в силу ряда причин сеть средних общеобразовательных школ в Уральской области в 1920-е годы сильно сокращается, а в сельской местности практически сводится к нулю. Стремление обеспечить преимущественный охват школой детей рабочих и крестьян зачастую приводило к закрытию имеющихся средних школ. Руководство области вынуждено было изыскивать новые, более эффективные формы и методы развития школьной сети. В результате возникла пестрая сеть школ повышенного типа с различным сроком обучения. На селе значительные успехи были достигнуты в становлении нового типа повышенных школ – школ крестьянской молодежи.

__________________________

1Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т. 42. С.323; Луначарский А. В. О воспитании и образовании. С. 106, 107.

2Просвещение на Урале в диаграммах. Б. м., б. г.; Чуфаров В.Г. Деятельность партийных организаций Урала по осуществлению культурной революции 1920 1937 гг. Свердловск, 1972. С.66.

3Резолюции и постановления Ш Уральской Областной конференции РЛКСМ 20 – 25 июня 1924 г. Екатеринбург, 1924, С. 75; ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 2. Д. 208. Л.53.

4ЦДООСО. Ф.4. Оп. 2. Д. 257. Л. 45; Ф. 61, Оп. 1. Д . 11. Л. 16.

5ЦДООСО. Ф. 4 Оп. 2. Д. 188. Л. 39.

6Просвещение на Урале в диаграммах. Диаг. 20.

7Просвещение на Урале в диаграммах. Диаг. 11Б, 12; Чуфаров В. Г. Тоже.С. 66.

8ЦДООСО. Ф.4. Оп. 3. Д. 124. Л. 12.

9ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 4. Д. 599. Л. 150.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:  0  /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=41&article=276    /    Просмотров: 6555

Последние статьи раздела
ЗЕМСКИЕ ИЗДАНИЯ В ФОНДАХ ОТДЕЛА КРАЕВЕДЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СОУНБ ИМ. В.Г. БЕЛИНСКОГО

МЭРЫ ГОРОДА ЕКАТЕРИНБУРГА

ВКЛАД УРАЛЬСКОГО ОБЩЕСТВА ЛЮБИТЕЛЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ В ПРОСВЕЩЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ УРАЛА

ОБРАЗ ЗЕМСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ УРАЛЬСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ XIX ВЕКА

ДИНАМИКА БРАЧНОСТИ СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ УРАЛА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"