МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/История Урала
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
20.09.2004 (20:40)
Версия для печати
КОММУНИСТЫ ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ В ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЕ: “СВОИ” ИЛИ “ЧУЖИЕ”?

Воробьев С.В - "Проект Ахей"

 

Большой интерес в плане реконструкции социального портрета коммунистов Среднего Урала начала 1920-х годов вызывает изучение их революционной деятельности. Революционный багаж позволяет судить об уровне социально-политической активности члена партии в прошлом и отношении к рухнувшей в ходе революционных событий 1917 г. политической системе, о его возможном опыте профессионального революционера, о вкладе в установление власти партии большевиков в России в целом и на Урале в частности.

К реальному революционному опыту, который наиболее ярко характеризует мировоззренческие позиции коммуниста, степень сознательности выбора им своего политического пути, можно отнести участие в боевых действиях в период Гражданской войны на стороне советской власти. По данным Всероссийской переписи членов РКП (б) 1922 г. более половины коммунистов Екатеринбургской губернии (55%) воевали в рядах Красной армии. Из них около трети прослужили в армии до 1 года, более четверти коммунистов - от 1 года до 2-х лет, более двух лет служили в рядах Красной армии свыше 40% партийцев. Большинство из них (более 70%) проходили службу в качестве рядовых, к командному составу принадлежало 12,4%. Политработниками в составе РККА являлись 12% членов партии. Таким образом, четверть коммунистов, служивших в армии принадлежала к командно-политическому составу. Многие из членов партии после возвращения с фронта заняли различные ответственные должности, принеся с собой командный, армейский стиль руководства в мирную гражданскую жизнь.

Результаты партийной переписи 1922 г. свидетельствуют о том, что часть губернских коммунистов во время Гражданской войны служила на стороне противника в белой армии. Таких среди членов губернской парторганизации оказалось 12%. Возможно, что их в действительности было больше, но они не стали упоминать об этом факте из своей биографии. Для этого имелись достаточно веские основания. Хотя в период проведения партийной переписи гражданская война в России подходила к концу, но еще не завершилась. Только в середине 1922 г. были закончены все важные военные операции, в том числе “направленные против повсеместно действовавших партизан и бандитов” (1). Гражданские войны всегда отличается особой жестокостью воюющих сторон по отношению друг к другу. “Гражданская война еще менее различает правых и неправых, чем война между государствами” (2). Поэтому, вполне допустимо сделать предположение о том, что определенное число членов партии, если была такая возможность, старались не афишировать свое участие в белом движении.

Большинство коммунистов, служивших в белой армии (главным образом у Колчака) - 82,8% - указывали на незначительные сроки своей службы - от 1 до 6 месяцев. Более длительное время в рядах белых пребывало 17,2% членов партии. В выборке не оказалось ни одного члена партии, который служил бы у белогвардейцев свыше двух лет.  Сопоставление незначительного срока пребывания в рядах белогвардейцев большинства коммунистов с периодом службы - 32% членов партии служили у них в 1918 г. и 68% в 1919 г. - свидетельствует о том, что после освобождения Урала  летом 1919 г. от колчаковских войск они не отошли вместе с отступавшими частями, а остались на этой территории. Косвенным образом такое поведение показывает, что они скорее всего не являлись убежденными идейными противниками советской власти или стали заложниками ситуации и пребывали в рядах белой армии не по собственной воле. С одной стороны, это могли быть люди, не имевшие четких политических предпочтений, так как “каждая сторона ... имела очевидное ядро, вокруг которого напластовывались более широкие слои населения, нередко колебавшиеся, переходившие с одной стороны на другую...” (3). А после того, как окончательно определилась победившая сторона, они устремились в ее направлении. Не нужно также забывать о насильственных мобилизациях, которые проводили враждующие стороны с целью пополнения своих вооруженных сил. Такие мероприятия практиковали в период Гражданской войны, как большевики, так и белогвардейские правительства. Поэтому такие “невольники” при благоприятных обстоятельствах старались избавиться от военных обязанностей, говоря иными словами, дезертировали, и не хотели рисковать жизнью ради идей, которые они не понимали или не разделяли. Будущие члены РКП (б), служившие в рядах белой армии, также как члены партии, воевавшие на стороне Красной армии, в своей основной массе являлись рядовыми - 76%, остальные относились к сержантскому составу: младшие и старшие унтер-офицеры или занимали должности младшего офицерского состава (командир взвода, роты). В любом случае, факт службы в белой армии вполне понятный в контексте жизненных перипетий бурной послереволюционной эпохи плохо вязался с официальным образом коммуниста. Ситуация в определенной мере проясняется при анализе социального положения до 1917 г. тех членов РКП (б), кто служил рядах антибольшевистских сил до вступления в партию. По данным выборки большинство из них (60%) являлось до 1917 г. крестьянами, 30% относилось к числу “пролетариев” (рабочие и ремесленники), оставшиеся 10% пришлись на другие социальные группы. В 1922 г. почти половина этих коммунистов (48,3%) занимала должности руководителей в органах власти и управления, подавляющее число из них являлось руководителями низового уровня, крестьянами на момент переписи были более четверти (27,6%). Если учесть тот факт, что большая часть ответственных руководителей низшего уровня являлась выходцами из крестьянской среды, то можно сделать вывод о том, что служба в рядах белой армии была характерна в основном для членов партии, имевших крестьянское происхождение.

_____________________________

1. Левин М. Гражданская война: динамика и наследие // Гражданская война в России: перекресток мнений. М., 1994. С. 252.

2. Поляков Ю.А. Гражданская война: начало и эскалация // Там же. С.66.

3. Левин М. Указ. соч. С. 255.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:    /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=41&article=185    /    Просмотров: 7229

Последние статьи раздела
ЗЕМСКИЕ ИЗДАНИЯ В ФОНДАХ ОТДЕЛА КРАЕВЕДЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ СОУНБ ИМ. В.Г. БЕЛИНСКОГО

МЭРЫ ГОРОДА ЕКАТЕРИНБУРГА

ВКЛАД УРАЛЬСКОГО ОБЩЕСТВА ЛЮБИТЕЛЕЙ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ В ПРОСВЕЩЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ УРАЛА

ОБРАЗ ЗЕМСТВА В ТВОРЧЕСТВЕ УРАЛЬСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ XIX ВЕКА

ДИНАМИКА БРАЧНОСТИ СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ УРАЛА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"