МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Филология
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
08.01.2009 (16:02)
Версия для печати
«EMPIRE V» – НОВАЯ КНИГА ВИКТОРА ПЕЛЕВИНА (РЕЦЕНЗИЯ)

Я.М. Раевский (г. Екатеринбург) - "Проект Ахей"

Принято считать, что из новых книг Виктора Пелевина исчезли философские мотивы. Однако, прочитав его новый роман «Empire V», возникает желание оспорить эту точку зрения. Нет, конечно, та философия, что была характерна для Пелевина девяностых, здесь начисто отсутствует. Просто стиль и тематика творчества Пелевина изменились – вместо дзэн-буддизма пришли темы неомифологии – теория заговора, всемирная масонская ложа, диктатура моды…

Так, в «Empire V» присутствуют религиозные мотивы. Посмотрим на название книги: латинская буква «V», она же цифра «5». Если обратиться к Библии – во сне пророку Даниилу было видение – четыре огромных чудища поднялись со дна морского на сушу, четыре великих империи, которые по очереди должны были править миром, пока в конце концов не восторжествует Бог. Однако по Пелевину этого не случилось, и пятая империя – это и есть вампиры, тайно управляющие людьми через жрецов – халдеев.

 В незапамятные времена наша планета стала тюрьмой для Иштар (опять же обращение к религиозным темам, столь частое для этой книги) – существа, имеющего вид огромной летучей мыши. Причём заключение её было достаточно странным – она не помнит, кто, зачем и как её сюда прислал. Вампиры, уменьшенные копии Иштар, которых она создала, чтобы они помогли ей понять свою природу, мгновенно встали в конце пищевой цепи планеты, питаясь кровью динозавров и других крупных существ. Однако, когда последние вымерли, вампиры смогли вывести другой вид животных – человека. Как говорят они сами, «животноводство перестало быть мясным и стало молочным» – крови людей было недостаточно, но они смогли вырабатывать другой вид пищи для вампиров – баблос, вещество, создаваемое из психической энергии человека, выделяемой при добыче и трате денег. Вампиры и сами приспособились к новым условиям, заключив свою сущность в некий «язык» – субстанцию, паразитирующую в головах у избранных представителей человечества. Язык этот питается баблосом.

 Для управления людским скопищем и направления потоков баблоса вампиры стали использовать халдеев (отсылка к жрецам Вавилона или русским холуям?). Халдеи, как и вампиры, понимают, что к чему, но хозяевам служат верно, манипулируя прочим человечеством при помощи двух «наук» – гламура и дискурса, которые суть одно и то же (дискурс есть теория гламура, а гламур – практика дискурса). Человечество, книжный вариант которого – русский народ в постсоветском пространстве, от веку способно лишь зарабатывать и тратить (находят детей в капусте, чтобы потом найти «капусту» в детях). Большая часть – бездумно, меньшая (халдеи) – сознательно, одуряя для того прочий сброд дискурсным гламуром (тем, что на гламурном дискурсе именуется «религией», «метафизикой», «наукой», «искусством» и прочей «культурой»).

 Вроде бы чёткая и прочная схема. Однако отнюдь не такова сама структура романа. Поток различных тем и образов выливается на читателя, не дав опомниться. Не успел он задуматься о сущности «элиты» и «общества», как ему демонстрируют образ «трубы с баблом». Не допонял понятия гламура и дискурса – тут же получил новую порцию в виде вампирского «языка» и его чудесной способности проникать внутрь человеческого сознания через «красную жидкость», которую вампиры стесняются называть кровью. Финал книги и вовсе переполнен рассуждениями о сущности и существовании Бога, месте человека или вампира во Вселенной и самой Вселенной в частности.

К примеру, главный герой романа – молодой человек (формулировка обретает новый смысл) Рома. Что мы о нём знаем в первой главе? Ничего – он попросту очнулся в кабинете у незнакомого человека в маске, будучи привязанным к шведской стенке. Нам известно лишь то, что он действует, думает и чувствует, как самый обычный человек, пусть и достаточно рассудительный. Кто этот человек в маске, назвавшийся Брамой? Маньяк, педераст, похититель? Говорит, что он вампир. Естественно, он сумасшедший, надо вести себя соответственно.

 Однако как только «язык» Брамы переходит во владение Роме (хотя на самом деле всё наоборот, это Рома – собственность языка), он начинает вспоминать своё прошлое – жизнь с отцом, «каким-то партийным чиновником» и полусумасшедшей матерью, считающей сына наркоманом, учёбу в школе, веер из перьев, который мать повесила над кроватью Ромы. Веер, который он приклеил к ковру двумя мазками клея в форме буквы «Х», то ли имея ввиду место, куда должна была идти мать, то ли поставив на своей жизни крест. Приклеил, потому что веер казался ему большой летучей мышью, способной ночью выпить всю его кровь без остатка.

Вспоминает Рома и то, как он оказался в кабинете Брамы, – следовал указателям («Реальный шанс войти в элиту. 22.06 18.40-18.55. Второго не будет никогда»). То, что указатели видел только Рома, и то, что именно в «элиту» прочила его мать – всё это кажется очередной вариацией на тему Избранного из кинотрилогии «Матрица», ещё одной цитатой из неомифологии. Однако впоследствии Пелевин не только не развивает эту линию, но и опровергает её.

 Рома, наречённый Рама Второй (номер реинкарнации языка под этим именем – одновременно и намёк на то, что многие существа, которых разные народы почитали в разное время как младших божеств или святых, были по сути дела вампирами) начинает своё обучение вампирским наукам. А читателю в этот момент предлагается разобраться в сущности гламура и дискурса, что сделать даже не просто сложно, а архисложно. Гламур и дискурс объясняются друг через друга: «Дискурс – это мерцающая игра бессодержательных смыслов, которые получаются из гламура при его долгом томлении на огне чёрной зависти. А гламур – это переливающаяся игра беспредметных образов, которые получаются из дискурса при его выпаривании на огне сексуального возбуждения».

Ключ к пониманию один из наставников Рамы. По его словам, дискурс – суть умение строить самолёты из мусора и песка, как делают дикари, увидевшие их в небе, а гламур – умение показать, что возле твоего самолёта проходит труба с баблом. Иначе говоря, цель дискурса – научить людей следовать каким-то определённым, искусственно созданным идеалам красоты, бизнеса или политики (список бесконечен), а гламур – нечто, заставляющее людей двигаться внутри установленных рамок, дифференцируя их по материальным, социальным или иным признакам. В итоге одни обладают большим количеством денег и вырабатывают баблос, тратя их, другие – преумножая скромные богатства, третьи – стараясь скопить хоть какую-нибудь сумму. Общая эффективность системы гораздо выше, чем если бы все были в равных условиях.

 Однако возникший здесь образ трубы с баблом отнюдь не мимолётен и требует тщательного рассмотрения. Первая ассоциация – нефтепровод – справедлива лишь отчасти, ведь тогда и для вампиров труба – лишь антенна, улавливающая баблос. Это только в России в данный период времени материальное состояние человека зависит от добычи полезных ископаемых. Однако «труба» – это нечто, существующее одновременно во всех трёх мирах – людей, халдеев и вампиров. Возможно, и для Иштар существует своя, отдельная труба, к которой она желает быть подключённой. Обратимся к гламуру – умению показать, что рядом с твоим самолётом проходит труба с баблом. Именно показать, а не подключиться к трубе в действительности. Тогда что же это за «труба»? Образ, к которому все стремятся, недостижимый идеал, истина, наконец? Ответа на этот вопрос Пелевин не даёт, предоставляя читателю возможность самому понять, что есть труба.

 При этом, несмотря на то, что книга пестрит философскими темами и подтекстами, цитирующими всё и вся, включая самого Пелевина, в ней есть одна линия, чёткая и ясная на протяжении всего повествования. «Empire V» – это пощёчина, хлёсткая и злая. Оскорбление, брошенное в лицо человечеству. Это книга про гламур и дискурс, не дающие людям разбрестись с того поля, на котором их пасут для доения жизненной энергии, перерабатываемой в баблос. Про то, что у человека только две судьбы – «работать клоуном у пид*сов или пид*сом у клоунов». Про гламур как колдовство, игру беспредметных образов, и дискурс как запрещение бегства, гламур духа. То есть если в «Чапаеве» была возможность встать и покинуть заполыхавший во время представления театр жизни, то теперь выбор только один – пастись на этой стороне лужайки или на другой. Щипать эту траву, или другую, идентичную.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:    /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=44&article=955    /    Просмотров: 7521

Последние статьи раздела
«EMPIRE V» – НОВАЯ КНИГА ВИКТОРА ПЕЛЕВИНА (РЕЦЕНЗИЯ)

Э.В. КУЗНЕЦОВА: ЧЕЛОВЕК, УЧЕНЫЙ, ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА "ВДОХНОВЕНИЕ" В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ТРАДИЦИИ

КОГНИТИВНО-ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА КОНЦЕПТА «ВДОХНОВЕНИЕ» (НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭТИЧЕСКИХ И ПРОЗАИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ XIX-XX ВВ.)

ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ВДОХНОВЕНИЯ В РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"