МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Филология
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
22.05.2006 (06:53)
Версия для печати
РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА "ВДОХНОВЕНИЕ" В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ТРАДИЦИИ

Варвара Головатина - "Проект Ахей"

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

В современной лингвистике внимание ученых прежде всего сосредоточено на исследовании функционирования языка в процессе речевой деятельности. В связи с этим активно развивается такая отрасль языкознания, как антропологическая лингвистика. На первый план лингвистических исследований в настоящее время выходит создание целостной концепции соотношения языка и мышления, выявление способов выражения в языке внеязыковой действительности, описание особенностей организации языковой картины мира. По мнению современных лингвистов, мир, который окружает человека, вернее, представления человека об этом мире, хранятся в языке как в лексических единицах, так и в целых текстах и предложениях. Д.С. Лихачев в связи с этим писал: «Национальный язык – это не только средство общения, знаковая система для передачи сообщений. Национальный язык в потенции – как бы «заместитель» русской культуры» (Лихачев, 1993, 6).

Одна из актуальных проблем современной лингвистики – выявление и описание парадигмы культурно значимых концептов, которые понимаются как структурные единицы человеческого сознания, хранящие совокупность знаний человека о тех или иных явлениях окружающего мира, и являются частью национальной культуры (Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюнова, Л.Г. Бабенко, Н.Н. Болдырев, А. Вежбицка, В.З. Демьянков, Е.С. Кубрякова, Д.С. Лихачев, Ю.С. Степанов, И.А. Стернин и др.). В этой области исследований активно развивается такое направление, как изучение эмоциональных концептов, особенностей репрезентации эмоций и чувств в языке и речи. В настоящее время сделано большое количество лексикографических описаний эмотивной лексики, опытов концептуального анализа различных психологических состояний (любовь, тоска, счастье, страх и пр.) (Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюнова, Л.Г. Бабенко, А. Вежбицка, Н.А. Красавский, В.А. Пищальникова и др.).

Предметом данного исследования является концепт «вдохновение» и лексические способы его объективации в русской литературной традиции. Объект исследования – лексические средства выражения концепта «вдохновения» в поэтических и прозаических текстах российских авторов XIX-XX веков. Цель работы – выявление особенностей репрезентации концепта «вдохновение» в русских поэтических и прозаических текстах XIX-XX веков, описание и моделирование структуры концептосферы «вдохновение». Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

-             ознакомиться с научной литературой, посвященной лингвистике текста, проблеме концепта и концептуального анализа, и выбрать алгоритм концептуального анализа;

-             собрать материал для исследования, выявить лексические средства репрезентации концепта «вдохновение» в прозаических и поэтических текстах российских авторов XIX-XX веков, классифицировать их с позиции частотности употребления и частеречной принадлежности;

-             установить по разным словарям значения ключевых лексем, репрезентирующих анализируемый концепт, провести анализ словарных дефиниций;

-             проанализировать парадигматические связи и особенности сочетаемости выявленных средств репрезентации концепта «вдохновение»;

-             смоделировать и описать структуру концептосферы «вдохновение»;

-             дать толкование концепта «вдохновение» на основе проведенного исследования.

Актуальность работы обусловлена обращением к проблемам концептуализации мира и изучению языка в когнитивном освещении. Данное диссертационное исследование продолжает существующую в современной отечественной лингвистике тенденцию к описанию совокупности значимых концептов русской культуры. Исследование представляет собой попытку описать концепт «вдохновение» и построить модель формируемой им концептосферы «вдохновение» с опорой на комплексный подход на основе совокупности методик концептуального анализа. Пока лингвисты не уделяли достаточного внимания этому психологическому состоянию, представляющему собой сложный комплекс чувств, физических реакций и интеллектуальных действий, хотя концепт «вдохновение» является одним из культурно значимых концептов, составляя часть российской поэтической картины мира. Концепт «вдохновение» помогает раскрыть другие важные понятия («творчество», «поэзия», «муза», «душа» и др.).

Автор определяет концепт «вдохновение» именно как эмоциональный концепт, следуя российской лингвистической традиции. Большинство толковых словарей русского языка трактуют вдохновение именно как определенное душевное состояние. Идеографические словари относят лексику, передающую это состояние, к разряду эмотивной. К примеру, Большой толковый словарь русских существительных под редакцией Л.Г. Бабенко, Русский семантический словарь под редакцией Н.Ю. Шведовой включают существительное вдохновение в группу слов, обозначающих чувства, состояния души.

Нaучная новизна работы состоит в рассмотрении с лингвистической точки зрения такого психологического состояния, как вдохновение, в описании и анализе концепта «вдохновение», выявлении специфики его репрезентации в тексте и языке. На основе методик концептуального анализа, предложенных Л.Г. Бабенко и Л.О. Чернейко, выявлен корпус лексики, репрезентирующей данный концепт и составляющий его концептосферу, определены ключевые слова, репрезентирующие концепт, обнаружены основные модели их лексико-семантической сочетаемости, осуществлено моделирование концептосферы. В результате комплексного анализа сформулирована развернутая дефиниция концепта «вдохновение».

Материалом исследования служат тексты поэтических и прозаических произведений (критические, литературоведческие статьи, эссе, литературные манифесты, письма, дневники, воспоминания и т.п.) российских поэтов и философов XIX-XX веков, содержащие лексику (существительные, прилагательные, наречия, глаголы), сочетания слов с семантикой вдохновения, образные описания и характеристики данного состояния.

Источником материала служат сборники соответствующих произведений. В диссертации анализируются работы таких поэтов и писателей, как Е. Баратынский, К. Батюшков, А. Дельвиг, В. Жуковский, В. Кюхельбекер, М. Лермонтов, Н. Некрасов, А. Пушкин, Ф. Тютчев, Н. Языков, С. Шевырев (XIX век); И. Анненский, А. Ахматова, К. Бальмонт, А. Белый, А. Блок, И. Бродский, В. Брюсов, М. Волошин, Н. Гумилев, Н. Заболоцкий, В. Иванов, Г. Иванов, В. Маяковский, О. Мандельштам, В. Набоков, Б. Окуджава, Б. Пастернак, Ф. Сологуб, М. Цветаева (XX век) и др. Также мы использовали работы русских философов – Н. Бердяева, В. Соловьева, В. Розанова, П. Флоренского, П. Чаадаева. В работе рассмотрены тексты, начиная с XIX века, поскольку слова, обозначающие вдохновение, как раз в начале XIX века начали активно входить в лексикон поэтов, их значение в этот исторический период окончательно сформировалось (Сорокин, 1964), в XX веке представления о вдохновении постепенно меняются. Выбор такого широкого круга авторов, различающихся по взглядам и мировосприятию, относящихся к разным литературным школам, течениям и временным эпохам, обусловлен необходимостью выявить как можно больше контекстов, содержащих описание вдохновения и различные средства выражения исследуемого концепта. Достаточное количество контекстов позволило более полно описать концептосферу «вдохновение».

По мнению исследователей (Л.Г. Бабенко, Н.Н. Болдырев, В.А. Пищальникова, И.А. Стернин и др.), концепт формируют как объективные, общепринятые смыслы, так и субъективные, индивидуальные смыслы, отраженные именно в авторских текстах. Такое количество контекстов предоставляет достаточно информации об особенностях сочетаемости, функционирования лексем и словосочетаний, обозначающих вдохновение, что в свою очередь делает исследование более точным, достоверным и объективным, позволяет выявить специфику концепта и определить, каким образом вдохновение концептуализируется в тексте и языке.

В процессе выбора материала не ставилась задача рассмотреть творчество всех писателей и поэтов, работавших в названный временной период, или выявить абсолютно все интересующие нас тексты в творчестве каждого автора (мы допускаем, что часть соответствующих контекстов у отдельных авторов осталась не рассмотренной). Было необходимо выбрать достаточное количество материала для того, чтобы исследование могло претендовать на достоверность и объективность. Мы принимали во внимание творчество как наиболее значимых фигур русской поэтической традиции, так и авторов «второго плана». Проведение более масштабного исследования, включающего подробный анализ особенностей концепта «вдохновение» в творчестве каждого из названных авторов и расширение материала за счет включения текстов большего числа авторов, требует достаточно длительного времени и может стать перспективой настоящего исследования.

Методом сплошной выборки в произведениях, взятых в качестве источника материала, было выявлено 540 текстовых фрагмента (377 поэтических, 163 прозаических), содержащих различные лексические средства выражения исследуемого концепта, описания и характеристики вдохновения, включающие эти средства. Автор принимает во внимание контексты, содержащие существительное вдохновение, однокоренные слова, относящиеся к другим частям речи, их общепринятые (например, воодушевление, наитие, воодушевлять и др.) и контекстные синонимы (например, очарование, восторг, воспламенять), развернутые, образные описания, характеристики вдохновения. Критерием отбора тех или иных языковых средств было наличие в их значении семантического компонента «состояние души человека или активизация его умственной деятельности, предполагающие творчество, направленные на осуществление творческого замысла».

В ходе работы также использованы статьи известных критиков и философов (М. Бахтин, В. Белинский, М. Гаспаров, В. Лосская, Ю. Лотман, В. Мережковский и др.), данные различных толковых (Большой толковый словарь русских существительных, 2005; Большой толковый словарь современного русского языка, 2000; Даль, 1998; Ожегов, Шведова, 1993; Словарь русского языка: в 4-х тт., 1981; Словарь современного русского литературного языка: в 17 тт., 1951; Толковый словарь русского языка, 2003 и др.), энциклопедических (Большая российская энциклопедия, 2001; Малый энциклопедический словарь, 1994), этимологических словарей (Черных, 1999; Шанский, Иванов, Шанская, 1961), в том числе использован интернет-словарь (www.glossary.ru). Привлечены данные словарей синонимов (Словарь синонимов русского языка, 1970; Кожевников, 2003), словообразовательного словаря (Тихонов, 1985), словарь поэтических образов (Павлович, 1999), ассоциативного словаря (Русский ассоциативный словарь, 2002). Кроме того, в исследовании учитывались толкования вдохновения с точки зрения психологов (Бреслав, 2004; Психология, 1990; Психология художественного творчества: Хрестоматия, 1999; Солсо, 1996 и др.).

Методика исследования. В работе используется совокупность методов и исследовательских приемов синхронного описательного характера, а также учитывается развитие концепта «вдохновения» в диахронии. Ведущим среди них является метод концептуального анализа, который опирается на методы дефиниционного, компонентного, контекстологического, сопоставительного анализа, на метод количественной обработки материала. В работе также применен метод моделирования, предполагающий представление ментального содержания концепта в виде полевой структуры.

Интертекстуальные и культурологические связи устанавливаются с привлечением данных литературоведения, психологии, мифологии.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно является развитием методики концептуального анализа, основу которой составляют теоретические положения концепций Л.Г. Бабенко и Л.О. Чернейко.

Данная работа представляет собой опыт описания одного из значимых концептов русской культуры – концепта «вдохновение». В ходе исследования осуществлено моделирование концептосферы «вдохновение», в которой описаны ядро, приядерная зона, ближайшая и дальнейшая периферии.

Практическая значимость. Положения и материалы работы могут быть использованы при подготовке лекций и практических занятий по теме «Концептуальный анализ» курса «Лексикология». На результаты исследования можно опираться при анализе других концептов, входящих в концептосферу «творчество» или соотносимых с ней («искусство», «поэт», «муза», «интуиция», «любовь», «тоска» и др.). Положения работы могут помочь при составлении идеографических словарей, поскольку они позволяют раскрыть некоторые аспекты других значимых понятий русской культуры (например, творчество, поэзия, поэтический текст и т.д.). Наконец, они будут небезынтересны представителям иных научных дисциплин (литературоведения, культурологии, психологии и др.). К примеру, выводы раздела данной работы об образных репрезентациях концепта «вдохновение» могут быть использованы при составлении словарей поэтических образов.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии и списка источников, списка сокращений, использованных в тексте работы, и приложения, которое состоит из трех частей. В приложении №1 приведены все контексты, включающие средства репрезентации концепта «вдохновение», которые использовались в качестве материала для исследования. Они разделены на две группы: поэтические и прозаические тексты. Приложение №2 содержит дефиниции существительного вдохновение из различных толковых и энциклопедических словарей. В приложении № 3 схематично представлена стереотипная ситуация переживания вдохновения.

Основные положения, выносимые на защиту:

1.          Когнитивно-пропозициональная структура концепта «вдохновение» включает позиции субъекта, предиката, причины-источника вдохновения, обстоятельств протекания данного состояния. Позицию субъекта занимают прямые обозначения лица, испытывающего вдохновение, или его метонимические обозначения (лексика со значением частей тела, души, предметов, принадлежащих творческому человеку). В позиции субъекта часто оказываются персонифицированное эмоциональное состояние человека или какая-то неземная сила, дающая человеку возможность испытать вдохновение. Позицию предиката замещают предикатные слова вдохновить, вдохновлять, вдохновенный, вдохновенно, вдохновение, а также некоторые синонимичные им слова: восторженный, восторг, воодушевление, окрылять, воспламенять, распламеняться и пр. Позицию причины или источника вдохновения может занимать лексика, обозначающая чувства, воспоминания, размышления, восприятие произведений искусства и предметов окружающего мира, неземные существа и силы, воздействие языка, работа над произведениями искусства и т.д. Также в этой позиции часто оказывается лексика, позволяющая создавать образ того, что вдохновение возникает само по себе, ниоткуда. Позиция обстоятельств протекания вдохновения замещается лексикой, указывающей на интенсивность данного душевного состояния (лексика, обозначающая состояния высокой степени интенсивности), время его возникновения (как правило, в текстах существует указание на ночное время), длительность протекания (лексика, обозначающая короткие временные отрезки), физическое выражение (слезы, смех, улыбка, судороги, лихорадка), эмоциональную реакцию (любовь, радость, страдания). Вдохновение является предпосылкой творчества, реализации творческого замысла, хотя в некоторых случаях результат работы после вдохновения может не устраивать человека.

2.          Ведущую роль при репрезентации концепта «вдохновение» в поэтических и прозаических текстах играют различные лексические средства: существительные (существительное вдохновение и его синонимы, в том числе контекстные (подъем, восторг, волнение, желание, муза, воодушевление и др.), прилагательные (вдохновенный), глаголы (вдохновить, окрылять, воспламенять и др.) и наречия (вдохновенно). Перечисленные лексические средства входят в более сложные средства репрезентации концепта вдохновения – словосочетания, которые выступают в качестве средств номинации данного состояния (жажда песнопенья, недуг писания, божественный лепет, огонь небесный, поэтическая сила, лирическое волнение и др.), развернутые метафорические описания, сравнения, определения и характеристики вдохновения и т.д.

3.          Вдохновение в словарях (словарных дефинициях), в поэтических, прозаических текстах российских авторов XIX-XX веков концептуализируется в следующих образных репрезентациях: огонь (яркое пламя, искры), высокие температуры, свет разной степени интенсивности; жидкость в различных состояниях (кипение, лед, поток и др.); спиртной напиток, кровь; стихии; различные явления предметного мира; живые существа; мифологические существа (ангел, божества, Муза, демон), их дар, переход в горний мир; время года; физиологические или психологические состояния и процессы (восторг, боль, сон, мечта, жизнь, оживление, полет); мыслительный процесс (озарение, интуиция), предчувствие; пища, пир; звук, образ; воздействие языка; метод или фактор творчества; произведение искусства; нечто.

4.          Вдохновение в русской литературе XIX-XX веков оценивается, с одной стороны, как светлое, неземное чувство, которое возвышает человека, облагораживает его душу, дает возможность узнать неизведанное, приобщиться к миру богов, т.е. положительное для человека, с другой стороны, оно представляется как нечто опасное, непонятное, таинственное и пугающее.

5.          Восприятие вдохновения как редкого, но очень сильного состояния напряжения и подъема духовных и умственных сил, когда человек более чутко начинает воспринимать окружающий мир, что делает возможным процесс легкого творчества, можно назвать общепринятым. Традиционным считается восприятие вдохновения как приятного, облагораживающего душу состояния, которым наделяет человека Бог и которое доступно избранным. Данное представление в большей степени характерно для мировосприятия российских авторов XIX века. В текстах ряда авторов XX века (А. Ахматова, В. Маяковский, М. Цветаева и др.) отражается отношение к вдохновению как к неприятному, пугающему явлению (образы бессонницы, боли, приготовления пищи и т.п.). Появляется ироническое отношение к вдохновению (А. Ахматова, А. Крученых, В. Маяковский), а также соотнесение его с интеллектуальной деятельностью и методом творчества.

6.          Такие образные репрезентации вдохновения, как огонь, высокие температуры, свет, жидкость, живое существо, мифическое существо, стихии, бессонница, боль, оживление, полет, появление сил, подарок богов, звук, образ, нечто, можно считать общепринятыми. Они встречаются в текстах различных авторов, работавших в разное время. Также некоторые из подобных образных представлений вдохновения отражены в словаре (жидкость, огонь, полет, живое существо, сила, привнесенная извне, вложение в человека души). Другие же образные репрезентации вдохновения (кровь, пища, пир, стрела, корабль и т.п.) являются индивидуально-авторскими.

Основное содержание работы. Во введении обосновывается тема исследования, его актуальность, новизна, теоретическая и практическая значимость, сформулирована основная цель работы и перечислены конкретные задачи исследования, определены материал, объект и предмет анализа, изложены принципы построения работы, перечислены используемые в диссертации методы анализа.

Первая глава «Теоретические предпосылки исследования: понятие «концепт» и методика концептуального анализа» содержит обзор научной литературы, посвященной теории концепта и концептуального анализа. Рассматриваются позиции таких авторов, как Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюнова, С.А. Аскольдов, Л.Г. Бабенко, Н.Н. Болдырев, А. Вежбицка, В.З. Демьянков, В.И. Карасик, Н.А. Красавский, Е.С. Кубрякова, Д.С. Лихачев, В.А. Лукин, В.А. Пищальникова, З.Д. Попова, Г.Г. Слышкин, Ю.С. Степанов, И.А. Стернин, Р.М. Фрумкина, Л.О. Чернейко и др.

Понятие «концепт» вошло и закрепилось в российской лингвистической терминологии в 70-80-е гг. XX века. В настоящее время в лингвистике разработано большое количество трактовок понятия «концепт», предложены различные оригинальные методики выявления и описания концептов. Теория концепта и концептуального анализа прошла этапы зарождения и становления, однако пока не стала систематически прозрачной как дисциплина. Ученые-лингвисты определяют концепт как составляющую сознания (Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, А. Вежбицка и др.), языка (Н.Д. Арутюнова и др.), культуры (Д.С. Лихачев, Ю.С. Степанов и др.). В целом, опираясь выводы большинства когнитологов, концепт можно определить как обладающую языковым выражением структурную единицу человеческого сознания, которая используется в процессе мышления, содержит в себе всю совокупность знаний (как коллективных, так и индивидуальных) людей о мире или об отдельном предмете, явлении действительности, а также отношение к ним людей и оценку, обладает культурологической значимостью, являясь частью национальной культуры.

Как показали исследования ученых, репрезентация концепта в языке происходит через значения готовых лексем, фразеологические сочетания, свободные словосочетания, структурные и позиционные схемы предложений, несущие типовые пропозиции, тексты и совокупности текстов. Формирование концепта в сознании носителей языка происходит за счет непосредственного сенсорного опыта человека, мыслительных операций с другими, уже существующими в его сознании концептами, языкового общения, знакомства с художественными произведениями и в результате самостоятельного познания человеком значений языковых единиц при помощи словарей. Формирование концепта является индивидуальным для каждого человека.

Большинство современных лингвистов соглашаются с тем, что концепты обладают сложной структурой, состоящей из нескольких слоев (Л.Г. Бабенко, Н.Н. Болдырев, В.И. Карасик, Д.С. Лихачев, З.Д. Попова, Г.Г. Слышкин, Ю.С. Степанов, И.А. Стернин, Р.М. Фрумкина и др.). Л.Г. Бабенко, на работы которой автор данного исследования опирается, представляет концепт в виде поля. Ядро в его структуре составляет когнитивно-пропозициональная структура концепта, приядерную зону представляют основные лексические репрезентанты концепта, ближайшую периферию – образные репрезентации концепта, дальнейшую – эмоционально-оценочные смыслы. Когнитивно-пропозициональная структура понимается как определенная модель концепта, представление знаний в виде аргументно-предикатной структуры, которая выводится на основе обобщения регулярно повторяющихся в семантике лексических, фразеологических средств репрезентации концепта, в семантике текстов.

При проведении концептуального анализа автор данного диссертационного исследования опирается на методику Л.Г. Бабенко, в которой целью концептуального анализа является моделирование ментального содержания концепта в виде полевой структуры, а также на методику Л.О. Чернейко, которая основное внимание при выделении признаков концепта уделяет анализу сочетаемости слов, особенностей употребления лексики, репрезентирующей концепт. Таким образом, алгоритм анализа, которому мы следуем в ходе исследования, включает в себя анализ словарных толкований ключевых слов, репрезентирующих концепт (существительное вдохновение), их этимологии, парадигматических связей; описание особенностей сочетаемости лексических средств репрезентации концепта; выявление образных репрезентаций концепта на основе анализа текстов, содержащих прямые и совмещенные средства его репрезентации. Обобщение результатов такого анализа, позволяет смоделировать в дальнейшем структуру концепта.

Вторая глава «Особенности лексической репрезентации концепта «вдохновение» в словаре и тексте» посвящена анализу семантических особенностей, особенностей употребления и сочетаемости лексических средств репрезентации концепта «вдохновение» в поэтических и прозаических текстах российских авторов XIX-XX веков. В данной главе проводится анализ парадигматических связей этой лексики, ее дефиниционный и компонентный анализ.

Как показал анализ текстового материала, лексические средства репрезентации концепта «вдохновение» представлены словами, относящимися к разным частям речи: существительными (338 контекстов, 62,6 % материала), прилагательными (64 контекста, 12% материала), глаголами (32 контекст, 5,7% материала), в том числе причастиями и деепричастиями, наречиями (6 контекстов, 1% материала).

К числу существительных относятся лексемы вдохновение (293 контекста, 54,3% материала) и его синонимы (подъем, восторг, волнение, желание, муза и др. – 45 контекстов, 8%), вдохновитель (4 контекста, менее 1% материала). В качестве ключевого, основного слова, репрезентирующего концепт «вдохновение», выбрано существительное вдохновение в его прямом значении, поскольку его употребление для выражения значения «вдохновение» наиболее частотно, и оно наиболее полно выражает данное эмотивное содержание, являясь его прямым средством его номинации. Пример:

Но я тебя молю, мой неизменный Гений:

Дай раз еще любить! Дай жаром вдохновений

Согреться миг один, последний, и тогда

Пускай остынет пыл сердечный навсегда.

(М. Лермонтов)

В данном фрагменте для передачи состояния, которое испытывает человек в момент вдохновения, использованы существительное вдохновение и его контекстный синоним пыл в словосочетании сердечный пыл. Отождествление вдохновения с высокой температурой позволяет передать интенсивность переживания, а также свидетельствует о том, что, находясь в состоянии вдохновения, душа человека ощущает нечто подобное тому, что испытывает его тело, когда у него жар. Данная метафора поддерживается в тексте использованием лексем жар, согреться, остывать.

Сочетаемость существительного вдохновение с некоторыми предикатами (беседовать, бояться, благоволить, воротиться, гореть, жить, задушать, любить, мешать, мучаться, сиять, умирать; веселый, ночной, прежний, светлый, святой, сладострастный, удалой, ширококрылый; восторг, волна, голос, горнило, жатва, звуки, лучи, струны и т.д.) оказывает воздействие на изменение его семантики, вследствие которого наблюдаются различные смысловые модификации: смысловые наращения, перенос значения (метонимия, метафора), актуализация отдельных семантических признаков. Примеры:

Бывают дивные мгновенья,

Когда насквозь озарено

Блаженным светом вдохновенья

(Ф. Сологуб)

В этих примерах использование лексем озарять, свет подчеркивает интенсивность и яркость воздействия эмоции, а также позволяет сделать вывод о том, что в тексте вдохновение может концептуализироваться в образе огня и света.

Для номинации чувства вдохновения также используются существительные, которые получают данное эмотивное значение в контексте, сочетания слов, в состав которых входят лексемы, в своем прямом значении несущие семантику чувств и эмоций или получившие ее под влиянием контекста (божественный лепет, влажный жар стихотворчества, восторг, восхищение, вслушивание, деятельная чувствительность, диктат языка, жар души, лирическое волнение, Муза, недуг писания, огонь небесный, огонь поэзии, озарение, очарование, поэтическая сила, предчувствие, прозрение, сердечные судороги, спазм, тени песен, трепетное чувство, ускорение, чудотворная сила и др.). Примеры: «Блок постиг тайну гармонического творчества силой своего творческого прозрения, той таинственной и чудесной силой, о которой в старину говорили «Божья милость» (Г. Иванов). В данном примере вдохновение предано при помощи сочетаний слов творческое прозрение, таинственная и чудесная сила, Божья милость.

При помощи данных лексем передается или усиливается некоторая часть всего понятия «вдохновение». Они передают физическую или эмоциональную реакцию на это душевное состояние (восторг, волнение, восхищение, одушевление, трепет, жар, огонь), восприятие его как ниспосланного свыше, привнесенного извне (Муза, божество, озарение), характеризуют вдохновение как определенное состояние ума, мыслительную деятельность, отождествление его с интуицией (мысль, озарение, прозрение, предчувствие, мечты, вслушивание). Ряд существительных указывает на отождествление вдохновения с яркими физическими ощущениями (экстаз, припадок, спазм, возбуждение). Использование многих синонимов указывает на интенсивность переживания состояния вдохновения, в том числе такие синонимы как огонь, жар, вслушивание, ускорение и т.д. Большинство этих лексем и словосочетаний – метафорические средства номинации.

Прилагательные (вдохновенный) и наречия (вдохновенно, вдохновительно) употребляются, как правило, в своем прямом значении и передают свойство людей, различных явлений действительности быть исполненными вдохновением, нести в себе вдохновение. Примеры:

О чем писать?.. Бывает время,

Когда забот спадает бремя,

Дни вдохновенного труда,

Когда и ум и сердце полны,

И рифмы дружные, как волны,

Журча, одна вослед другой

Несутся вольной чередой.

(М. Лермонтов)

В данном контексте прилагательное вдохновенный (одно из средств репрезентации концепта «вдохновение») в сочетании с именем труд использованы для номинации творчества. Вдохновение здесь также передается при помощи выражения ум и сердце полны и образа рифм-волн.

За Русь и наших ты стоишь;

Об ней поешь ты вдохновенно,

Об ней ты страстно говоришь.

(Н. Языков)

В этом контексте средством репрезентации концепта «вдохновение» выступает наречие вдохновенно.

Глагольная лексика представлена лексемами вдохновить, вдохновлять, вдохновляться (23 контекста, 4,3% материала) и лексикой, передающей значение «вдохновение» при взаимодействии с контекстным окружением – воспламенять, одушевить, окрылять, отрывать (от земли), распламенить (9 контекстов, 1,5% материала). Глагольная лексика (в том числе причастия и деепричастия) отражают динамику развития и становления этого чувства. Примеры: «Настоящей гениальностью обладает только один из виденных мной – голландец Ван-Риль. Он вдохновляет меня для поэмы гораздо более, чем Вячеслав Иванов» (А. Блок). В данном фрагменте средством репрезентации концепта «вдохновение» является глагол вдохновлять, который в своем прямом значении передает семантику «пробуждать вдохновение в ком-нибудь, воодушевлять» (Ожегов, Шведова, 1993, 69).

Чудесные лучи от их изображений

Воспламенили душу мне...

(Н. Языков)

В данном примере носителем названного значения является контекстный синоним глагола вдохновлять глагол воспламенять.

Перечисленные средства могут входить в более сложные средства репрезентации вдохновения, такие как образные описания этого состояния, развернутые метафоры или сравнение вдохновения с явлениями предметного мира (творительный, родительный сравнения, сравнительные обороты, развернутые сравнения), определения, характеристики вдохновения и пр. Они сочетаются в контексте и влияют друг на друга, создавая комплексное представление о вдохновении.

Бывает так: какая-то истома;

В ушах не умолкает бой часов;

Вдали раскат стихающего грома.

Неузнанных и пленных голосов

Мне чудятся и жалобы и стоны,

Сужается какой-то тайный круг,

Но в этой бездне шепотов и звонов

Встает один, все победивший звук.

Так вкруг него непоправимо тихо,

Что слышно, как в лесу растет трава,

Как по земле идет с котомкой лихо…

Но вот уже послышались слова

И легких рифм сигнальные звоночки, –

Тогда я начинаю понимать,

И просто продиктованные строчки

Ложатся в белоснежную тетрадь.

(А. Ахматова)

В данном стихотворении состояние человека в момент вдохновения передается при помощи существительного истома и лексики, передающей значение звучания или его отсутствия (звучать, грохотать, не умокать, слышать, бой часов, гром, голос, стон, звук, звоночек, стихающий, сигнальный, бессловесный, тихо и т.д.), которая позволяет создать образ вдохновения-звучания.

Для определения существенных семантических компонентов исследуемого концепта в первой главе анализируются словарные статьи различных толковых, этимологических, синонимических, энциклопедических и иных словарей. Обобщение словарных дефиниций существительного вдохновение позволяет предложить следующее определение данного душевного состояния: своеобразное напряжение, творческий подъем, прилив творческих сил, предполагающие проявление большого интереса человека к чему-либо, повышение его активности и продуктивную деятельность, сопровождающиеся наплывом и прояснением мыслей и образов, чрезвычайной обостренностью памяти, внимания. Словарные дефиниции отражают ассоциативно-образные представления о вдохновении как о жидкости, огне, полете, живом существу, силе, привнесенной извне, вложении в человека души.

В третьей главе «Структура концептосферы «вдохновение» мы моделируем структуру концепта «вдохновение», опираясь на анализ семантики и особенностей употребления средств его репрезентации в поэтических и прозаических текстах российских авторов XIX-XX веков. Концептосфера «вдохновение» представляет собой полевую структуру. Ядро концептосферы – когнитивно-пропозициональная структура, состоящая из позиций субъекта, предиката, причины-источника вдохновения, обстоятельства протекания данного состояния, приядерная зона – регулярные лексические средства его репрезентации, ближайшая периферия – образные репрезентации, дальнейшая периферия – эмоционально-оценочные смыслы. Характеристике каждой составляющей полевой структуры концептосферы «вдохновение» посвящены отдельные параграфы. Основные выводы главы зафиксированы в положениях данного диссертационного исследования, выдвинутых на защиту.

Анализ употребления средств репрезентации концепта «вдохновение» в поэтических и прозаических текстах российских авторов XIX-XX веков позволил сформулировать развернутую дефиницию концепта «вдохновение». Вдохновение – это редкое, кратковременное, но очень сильное, яркое и незабываемое чувство своеобразного напряжения и подъема духовных сил, когда человек более чутко начинает воспринимать окружающий мир, его охватывает поток разнообразных идей, мыслей, чувств, сознание проясняется, что делает возможным процесс легкого, часто неосознаваемого творчества. Уникальность его состоит в том, что оно воспринимается как состояние, которым наделяет человека Бог и которое недоступно простому смертному. Обязательным условием вдохновения является психофизиологическая предрасположенность человека к этому состоянию (талант, здоровье, способность испытывать сильные чувства, наличие богатого жизненного опыта и знаний о мире и пр.). Вдохновение воспринимается как существующая отделено от своего непосредственного носителя сила или чувство, привносимое извне. Вдохновение может быть свойственно любому человеку (не только поэту, писателю, композитору, художнику, но и воину и т.п.).

В заключении обобщены основные результаты исследования концепта «вдохновение» в русской литературной традиции, намечены его перспективы.

Перспективой данной работы может стать дальнейшее исследование концепта «вдохновение» на основе более широкого текстового материала. Расширение материала возможно за счет подключения контекстов из литературных произведений, биографических работ, эссе российских авторов конца XX – начала XXI веков, современной афористики и других текстов, что позволит описать особенности концепта «вдохновение» в современной культуре. Другим перспективным направлением можно считать более подробный анализ особенностей концепта «вдохновение» в творчестве каждого отдельного автора. Также сделанные в данной работе выводы можно использовать при сопоставлении представлений о вдохновении в разных языковых культурах или при сопоставлении концепта «вдохновение» с другими концептами, входящими в концептосферу «творчество».

Апробация работы. Основные положения и результаты исследования были представлены в докладах и сообщениях на лингвистических конференциях, проводимых в Уральском государственном университете им. А.М. Горького, на Лингвистических чтениях Уральского государственного педагогического университета в 2005 году, а также представлены в статьях для различных лингвистических сборников.

Содержание работы отражено в следующих публикациях автора:

1.          Головатина В.М. Концепт-фрейм “вдохновение” (на материале поэтических произведений XIX-XX веков) (тезисы) // Актуальные проблемы языкознания, страноведения и методике обучения иностранным языкам: Материалы IV межвуз. науч.-практ. конф., 15-16 апреля 2004 г. - Челябинск: Изд-во ГОУ ВПО “ЧГПУ”, 2004. - С. 50-52.

2.          Головатина В.М. Лексика со значением живых и мифологических существ как средство репрезентации концепта “вдохновение” (тезисы) // Русская словесность в контексте современных интеграционных процессов [Текст]: материалы международной научной конференции, г. Волгоград, 24-27 апреля 2005 г. / ВолГУ; оргкомитет: О.В. Иншаков (пред.) [и др.]. – Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2005. – С. 338-341.

3.          Головатина В.М. Лексикографическая интерпретация вдохновения в русском и английском языках (статья) // Linguistica Juvenis: Сборник научных трудов молодых ученых. Выпуск 6. Язык в свете традиционных и новых научных парадигм. – Екатеринбург, 2005. – С. 39-47.

4.          Головатина В.М. Лексикографическая интерпретация вдохновения в русском и немецком языках (статья) // Новая Россия: Всеросс. науч. конф., 14-16 апр. 2005 г., Екатеринбург, Россия / Под ред. Л.Г. Бабенко. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2005. – С. 63-69.

5.          Головатина В.М. Лексические средства репрезентации концепта “Вдохновение” в поэзии XIX-XX веков (статья) // Linguistica Juvenis: Сборник научных трудов молодых ученых. – Екатеринбург, 2004. – С. 40-53.

6.          Головатина В.М. Образные репрезентации концепта “вдохновение” в русской литературе XIX-XX вв. (тезисы) // Материалы региональной конференции “Актуальные проблемы русского языка”, посвященной 70-летию ЧГПУ / Пол общей ред. Л.П. Гашевой – Челябинск: Юж.-Урал. книж. изд-во, 2005. – С. 351-353.

7.          Головатина В.М. Огонь, свет и жидкость как образные репрезентации концепта “вдохновение” (тезисы) // Актуальные проблемы лингвистики: Уральские лингвистические чтения-2005 [Текст]: материалы ежегодной научной конференции, Екатеринбург, 1-2 февраля 2005 г. / отв. ред. В.И. Томашпольский; Урал. гос. пед. ун-т. - Екатеринбург, 2005. - С. 37-38.

8.          Головатина В.М. Существительное “муза” как средство репрезентации концепта “вдохновение” (тезисы) // Образ человека и человеческий фактор в языке: словарь, грамматика текст: Материалы расширенного заседания теоретического семинара “Русский глагол”, 29 сент.-1 окт. 2004 г., Екатеринбург, Россия / Под. ред. Л.Г. Бабенко. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2004. – С. 92-95.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:    /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=44&article=670    /    Просмотров: 11175

Последние статьи раздела
«EMPIRE V» – НОВАЯ КНИГА ВИКТОРА ПЕЛЕВИНА (РЕЦЕНЗИЯ)

Э.В. КУЗНЕЦОВА: ЧЕЛОВЕК, УЧЕНЫЙ, ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА "ВДОХНОВЕНИЕ" В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ТРАДИЦИИ

КОГНИТИВНО-ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА КОНЦЕПТА «ВДОХНОВЕНИЕ» (НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭТИЧЕСКИХ И ПРОЗАИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ XIX-XX ВВ.)

ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ВДОХНОВЕНИЯ В РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"