МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Филология
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
24.04.2004 (18:00)
Версия для печати
ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КОНЦЕПТА "ВДОХНОВЕНИЕ" В ПОЭЗИИ XIX-XX ВЕКОВ

Варвара Головатина - "Проект Ахей"

Вдохновение - это одно из самых распространенных человеческих эмоциональных состояний. К. Паустовский говорил: "Каждый человек хотя бы и несколько раз за свою жизнь, но пережил состояние вдохновения - душевного подъема, свежести, живого вос-приятия действительности, полноты мысли и сознания своей творческой силы". Предметом исследования в данной статье является концепт "вдохновение". Материалом исследо-вания служат стихотворные произведения поэтов XIX-XX веков. В них было обнаружено 383 контекста, содержащих различные средства выражения исследуемого концепта. Ос-новную роль среди подобных средств играет лексика (вдохновенье, вдохновенный, пылать, трепет и пр.), затем идут синтаксические, стилистические средства (образные опи-сания этого чувства, развернутые метафоры или сравнение вдохновения с явлениями предметного мира (творительный, родительный сравнения, сравнительные обороты, развернутые сравнения), антитезы, параллелизмы и пр.). В некоторых случаях для выражения ощущений, переживаемых в момент вдохновения, авторы прибегают к графическим и фо-нетическим средствам (см., например у Н. Заболоцкого, А. Ахматовой, В. Маяковского и т.п.). В данной статье приводятся результаты анализа лексических средств репрезентации концепта "вдохновение". Известно, что для выражения одного и того же эмотивного содержания язык использует различные грамматические модификации. Например: вдохновение (существительное) - вдохновитель (существительное) - вдохновенный (прилагательное) - вдохновенно (наречие) - вдохновлять (глагол). Результаты проведенной количественной обработки материала показывают, что наиболее крупным грамматическим классом лексики с семантикой "вдохновение" являются существительные (205 контекстов, 69,3% от всех лексических средств). Причем наиболее часто среди существительных употребляется именно слово вдохновение. На втором месте находятся прилагательные и причастия (79 контекстов, 26,7%). Редким оказалось выражение семантики "вдохновение" при помощи наречий (8 контекстов) и глаголов (5 контекстов). В данном случае речь идет о глаголах типа вдохновить, вдохновлять и их контекстных синонимах окрылять, воспламенять. Для выражения семантики "вдохновение" используются также глаголы, получившие данное эмотивное значение в результате воздействия контекстного окружения и передающие его только в сочетании с другими словами. Они непосредственно не несут семантики исследуемого чувства и, как правило, употребляются для передачи и любой другой эмоции. Например, парить, вознестись, пьянить, гореть и т.п. Рассмотрим особенности функционирования этих единиц в тексте. Как правило, в анализируемых нами стихотворных текстах перечисленные лексические средства репрезентации концепта употребляется в своем прямом значении, сочетаясь при этом с теми лексемами, которые обычно используются при словах, обозначающих эмоции. Изменение (полное или частичное) их семантики происходит при сочетании со словами, употребление с которыми вне поэтической речи не всегда возможно. Рассмотрим особенности употребления существительного вдохновение:

Довольно чувств и вдохновений,
Я прогулял, и мне пора… (Я.);
Твой будет ужас бесполезный -
Лишь вдохновеньем для меня
(Паст.).

В данных контекстах существительное используется в своем прямом значении, обозначая состояние душевного подъема, воодушевления, прилива творческих сил, предполагающее проявление большого интереса человека к чему-либо, повышение его активности и продуктивную деятельность.

На значение исследуемого существительного оказывают влияние стоящие рядом с ним предикаты (глаголы, прилагательные, существительные). Они не только могут привести к появлению у него новых дополнительных смыслов в результате актуализации некоторых сем, но также и к переносу значения (как метафорическому, так и метонимическому). А возникающие метафорические образы часто служат основой для "считывания" с них новых метафорических значений и, как следствие, особых представлений об эмо-ции. Н.Д. Арутюнова, говоря об особенностях сочетаемости абстрактных имен, к числу которых относятся и слова, обозначающие эмоциональные состояния, указывала на то, что их сочетаемость в большей степени основывается на различных образных представлениях, метафоре. В качестве предикатов имен со значением эмоционального состояния, по ее мнению, не всегда пригодны слова в их прямом номинативном значении, поскольку речь идет о воссоздаваемом, а не наблюдаемом мире. "Предикаты, применяемые для сообщений об этом мире, и описывают, и в то же время непосредственно создают его" (Арутюнова, 1976, 95). Говоря об особенностях предикатов при абстрактных именах, Н.Д. Арутюнова также отмечает, что внутренний мир человека моделируется по образу внешнего, материального мира, поэтому основным источником психологической лексики явля-ется лексика "физическая", используемая во вторичных, метафорических смыслах.

Глагольные предикаты, употребляемые при существительном вдохновение можно разделить на несколько групп. Критерием такого разделения будем считать способность изменять его значение. К первой группе относятся глаголы, употребление которых с именами, обозначающими эмоции, типично, поэтому значение существительного не меняется. Например:
Чувствовать - "вдохновенья неземного он почувствовал прилив" (З.); ощущать - "я пыл вдохновенья ночного… ощущал" (С.). В данных контекстах наблюдается аналитизм в отображении исследуемого смысла: глагол репрезентирует идею эмоционального дейст-вия, а имя - конкретную эмоцию вдохновение.
Выражать - "твои глаза не выражали ни вдохновенья, ни печали" (С.). В данном контексте вдохновение характеризуется как чувство, которое получает внешнее выражение.
Охватывать, быть исполненным - "и яростным охвачен вдохновеньем" (З.), "чем душа у вас исполнена - прямым ли вдохновеньем" (П.). Подобные предикаты используются при формировании образного представления эмоции: вдохновение захватывает, поглощает человека полностью, переполняет его, как жидкость.

Вторую группу составляют глаголы различных семантических групп. Они могут употребляться с разными по значению существительными, характеризуя их как определенные явления действительности, давая им оценку. Например:
Представать - "нам предстают… живые силы наших вдохновений" (З.). Использование этого глагола свидетельствует об отношении к вдохновению как к чувству, существующем отдельно от человека.

При использование глагола быть (не быть) у имени вдохновение актуализируется схема бытийности: "есть вдохновенье и любовь", "есть вдохновенье мятежа". Родиться для или быть рожденным для - "мы рождены для вдохновенья" (П.). В данном контексте чувство характеризуется как способное являться смыслом жизни человека.

Любить, бояться, мешать, мучаться, быть чуждым: "я люблю этот сумрак восторга, эту краткую ночь вдохновенья" (З.); "мечтатель молодой, как язвы бойся вдохновенья…" (Л.); "мучась диким вдохновеньем" (П.) и др. Глаголы с такой семантикой передают отношение к вдохновению, характеризуя его как состояние приятное или непри-ятное для человека, опасное, разрушающее и пр.

Находить - "для диких вдохновений я находил безумные слова" (С.) Здесь вдохно-вение предстает как эмоция, требующая от человека каких-то действий, созидания и т.д.

При сочетании с некоторыми глагольными предикатам, происходит метафориче-ский или метонимический перенос значения существительного вдохновение. Подобные предикаты объединены в третью группу.

В ряде контекстов вдохновение изображается как нечто самостоятельное, выходящее за пределы человека, его носителя. Некоторые предикаты предполагают в качестве субъекта действия живое существо. Поэтому употребляясь в сочетании с именем вдохновение, они вызывают одушевление чувства. Вдохновение выступает в образе живого существа. Предикаты: умирать, жить, задушать, благоволить, просыпаться, сродняться, укрощать, поймать, воротиться, почтить, призывать, слетать и др. Например: "здесь жили вдохновенья" (Л.); "Не призывай небесных вдохновений на высь чела, венчанного звездой…" (Ш.). В данном контексте вдохновение изображается как существо, способное слышать и откликаться на призывы.

Вдохновение предстает как живое существо, способное спать:

И вновь святое вдохновенье
Проснется для моих стихов
(Я.).

Вдохновение предстает в образе существа, способного ловить, вкладывать, а, следовательно, обладающего руками:

Едва-едва одну ее черту
С усилием поймать удастся вдохновенью… (Ж.);
…Небесно вдохновенье!
Не скрыто от тебя сердечное движенье,
Ты в старцевы уста глагол вложило сей
(Бат.).

В следующем контексте вдохновение изображается как существо, способное дви-гаться, которое можно прогнать, удалить от себя:

Если дух твой горит беспокойно,
Отгоняй вдохновения прочь
(Б.).

Вдохновение концептуализируется как существо, обладающее речью и способное руководить поступками лирического героя (предикаты молчит, разговориться, внимать, слушать, понимать, беседовать (с)). Например: "да, так велит мне вдохновенье" (Б.), "тебя не слушает народ" (Я.), "оно молчит, в уборной вашей", "мудрено ль разговориться вдохновенью" (Ш.); "там не внимают вдохновенью" (Я.) и т.п. Или существо, способное летать (предикаты летать, слетать, спускаться): "И если я волей себе покоряю людей, и если слетает ко мне по ночам вдохновенье…" (Гум.); Вдохновение летало с небес, незваное, ко мне…" (Ж.).

Использование при существительном вдохновение предикатов гореть, зажигать, гаснуть, разгораться, пылать, озарять, сиять и др. свидетельствует о концептуализации чувства вдохновения как огня, жара, света, или предметов, способных гореть или воспламенять. Такое понимание заложено еще в словарных дефинициях ("творческий подъем, настроение, пыл; воодушевление" ) и подтверждается другими примерами сочетаемости (прилагательное светлый). Кроме того, употребление некоторых из перечисленных предикатов при имени вдохновение играет важную роль для передачи интенсивности и яркости переживания: кипеть, охватывать.

Концептуализация вдохновения как жара, пламени, пыла, сияния, света, страсти, лавы достаточно типична (страсть в сознании носителя русского языка также ассоциируется с огнем). Как правило, чувство непосредственно сопоставляется с одним из этих явлений в контексте или используются конструкции типа жар вдохновения. Глаголы и прилагательные с семантикой огня могут являться лишь частью обширной, развернутой метафоры или описания состояния вдохновения. Например:

Легкий огнь, над кудрями пляшущий, -
Дуновение - вдохновения!
(Ц.)
В данном случае автор сам определяет вдохновение как огонь.
Жар, восторг и вдохновенье
Грудь исполнили мою…
(Кюх.).

В этом фрагменте вдохновение и жар сопоставлены в контексте. Они выступают как од-новременные, сопровождающие друг друга явления. А это в свою очередь свидетельствует об определенных особенностях чувства вдохновения: переживание его связано с такой эмоцией как восторг и ощущением жара.

То, что вдохновение в произведениях русских и советских поэтов отождествляется с огненной стихией и светом, свидетельствует не только о концептуализации этого чувства в языке как огня или света, но и, во-первых, о том, что таким способом передается ин-тенсивность эмоции. Во-вторых, о физиологической реакции на эмоцию: находясь в состоянии вдохновения, душа человека ощущает нечто подобное тому, что испытывает его тело, когда у него жар. В-третьих, что касается метафоры света, вдохновение воспринимается как положительная, благоприятная для человека эмоция. В-четвертых, использование метафоры света соответствует ощущению просветления и упорядочивания мыслей и чувств, характерных для человека, находящегося в состоянии вдохновения.

Употребление предикатов струиться, литься, поить, кипеть, журчать свидетельствуют о концептуализации вдохновения как воды, жидкости. Заметим, что для русского языка достаточно характерно представление эмоции в образе жидкости (чувства нахлынули, захлебнуться гневом).

Кастальский ключ волною вдохновенья
В степи мирской изгнанников поит
(П.).

В этом фрагменте метафора "вдохновение-жидкость" усиливается сочетанием волна вдохновенья. Причем здесь вдохновение характеризуется как живительная, спасающая жид-кость.

Анализ употребления исследуемого существительного с некоторыми предикатами обнаруживает тенденцию к овеществлению данного чувства и восприятию его как явления вещного мира (предмета), воспринимаемого органами чувств.

Бедняжка просит вдохновенья (П.).

Для носителя русского языка привычным является сочетание глагола "просить" с лексикой, обозначающей предметы (попросить тетрадь, ручку, деньги). В данном же случае просят о чувстве, следовательно, сема предметности переносится в семантику слова вдохновение.

И радость светлых вдохновений
С земной сплетается мечтой…
(С.).

В этом стихотворном фрагменте появляется образ "нити вдохновения". Субъектом действия в предложении выступает само чувство, оно представлено как существующее отдельно и независимо от человека, ее непосредственного носителя.

Что же мне делать певцу и первенцу,
В мире, где наичернейший - сер!
Где вдохновенье хранят, как в термосе!
(Ц.)

Здесь вдохновение видится как предмет, который можно спрятать, хранить. В термосе можно хранить нечто жидкое, значит, появляется связь с метафорой "вдохновение-жидкость". Но эта не та живительная влага, которая появляется в стихотворении Пушкина, а какой-то продукт (суп, чай и т.п.). Причина наделения вдохновения чертами предметности лежит, как нам кажется, в самой тематике стихотворения. Поэтесса создает образ мира полутонов и посредственности, давящего, сдерживающего в рамках, не дающего проявить себя в полной мере, где даже к такому божественному чувству, как вдохновение, относятся как к чему-то земному, как к пище.

Позвольте просто вам сказать:
Не продаётся вдохновенье,
Но можно рукопись продать
(П.).

В данном фрагменте вдохновение соотносится с книгой, предметом. Хотя отмечается, что в отличие от книг, чувство продано быть не может, однако, существует предположение, что оно может являться предметом купли-продажи.

Достаточно характерно представление вдохновения не как чувства, вызывающего активную творческую деятельность, а как результат этой деятельности - стихотворные произведения. Перенос значения при этом носит метонимический характер:

И скальды северных лесов
Ей вдохновенье посвящали… (Л.).

В этом фрагменте существительное вдохновенье обозначает сами стихи, поскольку сочетается с глаголом посвящать.

Вполне закономерно восприятие вдохновения как дара или подарка. Оно прослеживается уже в словарных дефинициях: "Наитие, внушение, ниспосланное свыше" . А также прочитывается во внутренней форме слова (чувство, которое не зародилось в самом человеке, а было привнесено извне, его "вдохнуло" в человека высшее существо). Например:

Для тебя, ликующего Феба,
Ясны начертанья звездных рун,…
Но и мне ты даришь вдохновенье…
(С.)

Здесь вдохновение воспринимается как подарок бога Аполлона, подарок свыше.

Он мною был любим, он мне был одолжен
И песен и любви последним вдохновеньем
(П.)

В данном случае вдохновение выступает уже не столько в образе подарка, сколько в образе вещи, данной в долг. Хотя слово одолжить имеет еще значение "оказать услугу". В любом случае, употребление его в контексте с существительным вдохновение отражает восприятие эмоции как чего-то желаемого, получение которого обязывает человека.

В случаях олицетворения или овеществления вдохновение выступает как субъект действия. Оно может влиять на ход событий, описываемых в тексте, и приобретать новое образное значение. Например: "Нет времени у вдохновенья" (Паст.) или "То вдохновение, Парнаса благодать, мне душу радует восторгами своими" (Барат.).

Эпитеты, употребляемые при существительном вдохновение, актуализируют особенности становления или протекания этого состояния человеческой души, а также выявляют отношение к нему автора произведения. Существуют эпитеты, с которыми имя вдохновение сочетается чаще всего. К ним относятся следующие: светлое, святое, небесное, веселое. Они встречаются почти у каждого автора. Их можно назвать постоянными. Другие встречаются реже. Например: прежнее, ночное, удалое, сладострастное, веселое. А употребление таких эпитетов, как пенное, - вообще единично.

Проведем классификацию эпитетов, сочетающихся с существительным вдохновение. Основанием для этой классификации будем считать их семантические особенности. Группа, состоящая из прилагательных неземное, небесное, святое, священное, светлое, чистое, высокое, отвечает представлению и отношению поэта к вдохновению как к чему-то возвышенному, священному, принадлежащему к горнему миру, исходящему от Бога и недоступному земному миру. Например:

Они веселий не бегут;
Но верны чистым вдохновеньям,
Ничтожным, быстрым наслажденьям
Они возвышенность дают.
(Кюх.);
Но все пройдет, как сновиденье:
Я буду счастлив и здоров,
И вновь святое вдохновенье
Проснется для моих стихов
(Я.)

В этих контекстах наблюдается одушевление чувства при помощи глагола "проснуться", поэтому прилагательное святое можно воспринять и как слово, характеризующее святое, безгрешное существо.

Эпитет светлое, во-первых, создает представление о вдохновении как о свете. А во-вторых, он характеризует эмоцию как возвышенную, светлую. Ю.Д. Апресян утверждает, что отношение к идее света - это один из важнейших аспектов концептуализации эмоции. По мнению ученого, как светлые характеризуются, прежде всего, положительные, приятные для человека эмоции (Апресян, 1995). Именно таким образом можно охаракте-ризовать вдохновение.

Твори и в самый темный день,
Пронзая жуть, и темь, и тень
Сияньем светлых вдохновений.
(С.)

Здесь вдохновение изображено как ангел или божество, передвигающееся при помощи крыльев и способное воздействовать на человека. В то же время, в этом контексте отражено отношение к вдохновению как к возвышенному явлению, принадлежащему миру богов.

Метафоризация чувства вдохновения идет и путем его овеществления при помощи эпитетов пенный, темный, незрелый. Например:

Не удивляйся же ты в ней

Разливам пенных вдохновений (Я.).

Здесь вдохновение представляется как спиртной, шипучий напиток.

Ряд определений существительного вдохновение указывает на обстоятельства протекания чувства и его свойства. Эпитеты ночной, прежний, новый, другой указывает на время протекания: “Там доле яркие виденья…Вились, летали, надо мной в часы ночного вдохновенья” (П.); “Приди ж, о друг! дай прежних вдохновений” (Ж.); И струны звучные певца дарила новым вдохновеньем” (Барат.). Эпитет сердечный – на то, что в человеке вдохновение локализуется в сердце: “В жару сердечных вдохновений лишь юности и красоты поклонником быть должен гений” (П.). Определение всепобедный свидетельствует о силе и значении вдохновения. Эпитеты мирный, своенародный говорят о том, что вдохновило поэта или чему он посвящает свои стихи, находясь в состоянии душевного подъема: “Он был рожден для мирных вдохновений (Л.); “В Москве ищите русских слов, своенародных вдохновений!” (Я.). Благотворный, бесплодный в сочетании с существительным вдохновение становятся антонимами, обозначая соответственно труд, приносящий плоды и наслаждение или не приносящий их: “С благодатным вдохновеньем” (Я.); бесплодное проходит вдохновенье” (П.).

Отметим еще одну особенность сочетаемости существительного вдохновение. Оно довольно часто выступает в конструкции типа “Сущим-п (любое) + Сущрод (вдохновенья / вдохновений)” (72 контекстов – 19,6% от всех средств репрезентации концепта). Например: “приют вдохновений”, “ночь вдохновенья”, “печать вдохновений” и т.п.

  1. Сочетания радость, нега, сладкий трепет, надежда, слезы вдохновенья и т.п. указывают на определенные особенности чувства вдохновения, и в первую очередь, на их физическое выражение или чувства, сопровождающие это душевное переживание. Таким образом, реакция человека, находящегося в состоянии вдохновения, заключается в таком физическом выражении, как слезы, сопровождается появлением приятных чувств и ощущений или предвкушением их. Т.е. вдохновение может быть рассмотрено, прежде всего, как положительно оцениваемая эмоция.

  2. Прилив, силы, порыв, страсти, натуга, холод, пыл, жар, пламень, сияние, свет, лучи, море вдохновенья – сочетания, которые выполняют и функцию конструкций первой группы, и одновременно являются метафорическим обозначением, средством номинации чувства вдохновения. Кроме того, они говорят о концептуализации вдохновения в образе огня, воды, света, холода и т.п. Причем конструкции с существительными холод, жар, пламень свидетельствует о сходстве реакции человека на вдохновение с реакцией тела на холод или жар. А сочетание с именами порыв, прилив или натуга – об интенсивности, скорости протекания и отношении к вдохновению человека.

  3. Звезда, жатва, плод, волна, искры, лава, звуки, струны, голос, скипетр, утро, приволье, печать, призыв, сплав вдохновенья – это лексика тоже организует метафорические конструкции, которые представляют частные варианты концептуализации чувства в виде звезды, урожая, искры, лавы, скипетра, утра, музыкального интсрумента и др.

  4. Богиня, муза, девица, ангел, податели вдохновенья – эти сочетания тоже относятся к метафорическим. В них имя вдохновение употребляется со словами, называющими мифических существ. Это связано с определением назначения, места этого существа в сонме богов. И в первую очередь, это подчеркивает отношение к вдохновению не как к состоянию, зарождающемуся в человеке, а как к привнесенному из горнего мира.

  5. Ночь, минуты, часы вдохновения – конструкции со значением времени прихода и длительности эмоции.

  6. Приют, край, страна вдохновения – конструкции со значением места, где поэт был способен творить, при этом у слова вдохновение появляется дополнительное значение существа, способного где-либо жить.

  7. Дети, питомцы, любимцы вдохновения – метафорическое название деятелей искусства, поэтов, “великих” людей.

  8. Виновник вдохновения – обозначает лицо, являющееся вдохновителем.

  9. Мир вдохновений – конструкция, используемая для метафорического обозначения поэзии.

Существительное вдохновение также входит в конструкции типа “Сущим-п (вдохновение / вдохновений) + Сущрод (любое)”. Например: вдохновение любви, вдохновение песен, поэзии и вдохновение свободы, мятежа. Первая конструкция указывает на причину возникновения вдохновения. Две вторые – на то, что в данном случае чувство является причиной поэтического творчества. Последние сочетания – на предмет, которому посвящено творчество.

Существительное вдохновение и сочетания с ним других слов – одно из основных средств номинации чувства вдохновения и репрезентации исследуемого концепта. Однако для обозначения вдохновения поэты используют и ряд других лексем и словосочетаний. Некоторые из них получают данное эмотивное значение только в контексте. Рассмотрим эти средства.

Принимая во внимание словарные дефиниции толковых словарей, где обычно при толковании используются именно синонимы, выделяем следующий ряд слов для передачи значения интересующей нас эмоции: наитие, подъем (душевный), воодушевление, сосредоточенность, увлеченность, пыл, восторженность. Эти существительные отражены и в словаре синонимов. Вдохновение является основным словом в этом ряду, поскольку оно наиболее полно и точно выражает значение (определение имени вдохновение см. выше). Остальные же члены синонимического ряда отражают определенную черту, грань исследуемого душевного состояния, актуализируя в своем значении ту или иную сему. Хотя при этом все они содержат основной компонент значения: увеличение душевных и ментальных сил. Наиболее близкими к существительному вдохновение по семантике можно считать слова наитие, воодушевление, подъем. Наитие определяется как внезапно пришедшая мысль; это вдохновение, “в котором большое место принадлежит интуиции”. Т.е. состояние вдохновения воспринимается как активизация работы разума, а основное внимание сосредоточено на роли подсознания. Воодушевление, подъем характеризуются как прилив душевных сил, вызванный какой-либо мыслью, чувством, работой. В данном случае уделяется внимание причине возникновения данного психологического состояния. В семантике слов увлеченность, восторженность акцентируется сема интереса к деятельности, вызванного большим удовольствием, удовлетворением от нее.

Эти синонимы общепринятые и зафиксированы в словарях. В стихотворных произведениях для передачи того же значения авторы используют, помимо этих, лексемы восторг, волнение, желание, трепет, жар, огонь, мысль, Муза, божество. Ясно, что при помощи этих существительных передается лишь некоторая часть всего понятия “вдохновение”. Например, физическая или эмоциональная реакция на это душевное состояние, восприятие чувства как ниспосланного свыше, привнесенного извне. Рассмотрим несколько стихотворных фрагментов, содержащих эти средства репрезентации концепта:

Я не хочу души своей излучин,

И разума, и Музы не хочу… (М.).

В данном случае слово Муза утрачивает свое значение “мифическое существо, покровитель творчества”, обозначая именно чувство вдохновения. Это легко можно доказать особенностями сочетаемости. Когда речь идет о живом существе, обычно говорят: “не хочу его видеть, его встретить”. Фраза “Музы не хочу” более соотносима с такими сочетаниями, как “не хочу любви, вдохновения”.

В качестве средств номинации вдохновения выступают некоторые словосочетания. Например:

Я люблю этот сумрак восторга,

Эту краткую ночь вдохновенья… (З.).

Здесь вдохновение соотносится с другим эмоциональным состоянием – с восторгом. Лексемы восторг и вдохновение сопоставлены в контексте, поскольку конструкции, в которые они входят, являются однородными членами предложения. Таким образом, вдохновение и восторг находятся в отношениях тождества.

Люблю тоску души задумчивой и милой,

Волнение надежд и помыслов живых,

И страстные стихи, и говор их унылый,

И бога, движущего их! (Я.)

В данном случае значение “вдохновение” передается развернутым контекстом, в котором присутствует несколько косвенных номинаций вдохновения. Вдохновение сопрягается с комплексом эмоций, что позволяет передать эмоциональную реакцию на данное состояние и его оценку. С одной стороны, вдохновение оценивается автором положительно: люблю тоску, волнение надежд (любовь и надежда это приятные ощущения), милая как характеристика души. С другой стороны, в данном фрагменте велика доля слов с противоположным значением. Лексемы тоска, волнение, унылый передают значение неприятных для человека чувств.

Кому речь эллинов темна,

Услышьте в символах библейских

Ту весть, что Музой внушена

Раздумью струн пифагорейских (Ив.В.).

Этот стихотворный фрагмент интересен тем, что в нем вдохновение как эмоция отстранено от человека, представлено как речь, “весть”, принесенная внеземным существом. При этом вдохновением наделяется не человек, а музыкальный инструмент.

Жажда песнопенья, недуг писания, сердечные судороги, божественный лепет, огонь небесный, огонь поэзии, поэтическая сила, чудотворная сила Музы, тени песен, лирическое волнение, трепетное чувство и пр. Все это словосочетания, при помощи которых поэты обозначают вдохновение. Многие из них, например огонь поэзии или поэтическая сила, можно назвать устойчивыми сочетаниями, т.к. они встречаются достаточно часто в творчестве разных авторов.

Можно вывести определенные закономерности в использовании подобных образных словосочетаний, передающих вдохновение. Обычно поэты описывают свое состояние посредством эмоций и физических реакций, которыми сопровождается это чувство (недуг писания, сердечные судороги, огонь поэзии), выражают свое отношение к нему (чудотворная сила, божественный лепет), передают его общие особенности (поэтическая сила, огонь небесный).

Все перечисленные синонимы, как правило, обладают теми же особенностями употребления и свойствами, что и существительное вдохновение. Выбор средств номинации вдохновения соответствуют общепринятым представлениям об этом чувстве и особенностям его концептуализации в языке и речи.

К лексическим средствам репрезентации концепта “вдохновение” относятся прилагательные и причастия. Их основное значение – “проникнутый вдохновением, исполненный вдохновения”. Они называют свойство чего-, кого-либо, проникнутого вдохновением, или указывают на то, что вдохновение послужило причиной возникновения какого-либо явления, действия. В сочетании с определенной группой существительных эти прилагательные и причастия служат средством номинации самого чувства вдохновения.

Любая эмоция свойственна, прежде всего, человеку. Поэтому закономерно, что прилагательные и причастия играют роль определений при словах, обозначающих людей, как правило деятелей искусства (поэт, певец, пророк, старик, товарищ, прозорливец, отрок, гуляка, простак, Рафаэль, Мицкевич) – 20 контекстов. При этом их основное значение не изменяется. Например: вдохновенный Рафаэль, вдохновенный пророк, вдохновенный простак (последнее сочетание служит ироническим средством номинации поэта) или:

Там воин, сын побед, питомец юный твой,

Тобой любовию к отчизне вдохновенный… (Ш.).

Употребляясь с наименованиями частей тела (глаза, взоры, длань, сердце, душа и пр.), прилагательные и причастия также не меняют своего основного значения (7 контекстов). В данном случае они указывают на локализацию чувства в организме человека или на особенности ее внешнего выражения: лик Мадонны вдохновенный”, “вдохновенное сердце мое”. Примеры свидетельствуют о том, что вдохновение может быть выражено мимикой и сосредоточено в сердце человека.

В сочетании со словами, обозначающими чувства, их внешнее выражение или ментальные действия (чувства, желания, нега, умиление, наслаждения, восторг, мечта, дума, слезы, силы), прилагательные служат средством номинации самого чувства вдохновения, характеризуя какую-либо его особенность (физические ощущения, внешнее выражение) – 13 контекстов. Например, при употреблении сочетания вдохновенная дума акцент ставится на ментальной составляющей чувства. В таких случаях основное значение прилагательного несколько размывается. К средствам номинации вдохновения можно отнести выражение вдохновенно-светлая мечта:

Копошатся мерзкие подруги –

Злоба, грязь, порочность, нищета.

Как возникнуть может в этом круге

Вдохновенно-светлая мечта? (С.)

В данном фрагменте вдохновение характеризуется как светлое, положительное чувства; творчество противопоставлено серому, грубому миру.

В качестве средства номинации для процесса творчества или его результата используются сочетания вдохновенный труд, вдохновенные дела, вдохновенные стихи, искусств создания (17 контекстов). Их употребление свидетельствует об отношении автора к вдохновению и творчеству как к труду, как к состоянию, требующему от человека определенных усилий.

Прилагательные и причастия нередко употребляются со словами, обозначающими различные предметы и явления действительности (лира, гимн, циркуль, палитра) – 8 контекстов. Часто встречается сочетание вдохновенная лира (5 контекстов). Оно указывает на представление о локализации чувства в музыкальном инструменте.

…увижу сей дворец,

Где циркуль зодчего, палитра и резец

Ученой прихоти твоей повиновались

И вдохновенные в волшебстве состязались (П.).

Здесь через акт олицетворения предметы (циркуль, палитра и резец) приобретают черты и свойства живых существ, начинают существовать отдельно от человека, выступая как самостоятельные деятели. Кроме того, данный фрагмент стихотворения выражает идею о том, что вдохновение побуждает к активному действию, к творчеству.

Окрылен тобой, воспряну

И под сводом храма гряну

В честь тебе, тобой избран,

Гимн, молитвой вдохновенный… (Ш.).

Причастие вдохновенный указывает на причину появления стихотворного произведения – молитва, вера в Бога. Этот фрагмент интересен еще тем, что содержит описание вдохновения. Актуализируется сема возвышенности, подъема. Лирический герой воодушевлен, чувствует, будто он может взлететь (окрылен, воспряну, под сводом храма). Внимание заостряется на следующих особенностях вдохновения: чувство внушено божеством (окрылен тобой, тобой избран) и влечет за собой активизацию творческих сил (глаголы воспрянуть, грянуть).

Сочетаемость причастий вдохновленный, вдохновенный со словами, употребляемыми в функции дополнения и отвечающими на вопросы “кем?”, “чем?”, передает информацию о причинах появления чувства (18 контекстов). Например: “молвил гневом вдохновенный”, “когда, печалью вдохновенный, певец печаль свою поет”, “но дружбою одною я ныне вдохновен”, “любовию к отчизне вдохновенныйи т.п. Источником вдохновения служат любовь к женщине или родине, созерцание произведений искусства, истина, радость, дружба, печали, горести, гнев. Вдохновением человека могут наделять сакральные существа, божества: “Палладой вдохновенный”, “но божеством не вдохновенный”.

Все, что было сказано о прилагательных и причастиях, в равной мере касается и наречий. Хотя наречия со значением “вдохновения” встречаются крайне редко (всего 8 словоупотреблений). Так что говорить о каких-либо закономерностях их употребления очень сложно. Во всех случаях наречия выступают в своем основном значении. Например:

…Костры

Пылали вдохновенно, очищая

От одержимости и ересей

Заблудшие, мятущиеся души (Волош.).

Глаголы с семантикой вдохновения в текстах встречаются. Как известно, глагольная лексика выражает динамику развития чувства, придает “драматургичность” и событийность контексту. Значение “пробуждать вдохновение в ком-нибудь, воодушевлять” несут глаголы вдохновлять, вдохновить, вдохновляться. Например:

Улыбаюсь, забавляюсь,

Сам собою вдохновляюсь,

И не скучно мне идти (С.)

Этот пример свидетельствует о том, что человек способен сам управлять вдохновением, вызывать его у себя.

Значение “вдохновлять” имеют метафорические глаголы окрылять, воспламенять: “Звук от струн твоих чудесный окрыляет в мир небесный”; “Чудесные лучи от их изображений воспламенили душу” (Ш.). В данных контекстах, наоборот, изображается, что вдохновение приходит извне.

Глагол влечь получает значение “вдохновлять” в контексте: “желанье ужасу подобное, меня опять влечет к стихам” (Бр.). Человека бессознательно тянет к чему-то, независимо от него самого. Им управляет вдохновение, выраженное в тексте лексемой желание.

Остальные глаголы, используемые для отображения интересующей нас эмоции, обычно употребляется с лексикой, обозначающей любое другое чувство. Это в основном слова в переносном значении. По своей категориально-семантической принадлежности они относятся к лексике эмоционального состояния (озаряться, пылать, звучать, кипеть), становления состояния (преисполниться, раскипеться, овладевать), воздействия (зажигать, оживлять, пьянить). Например: “уже душой огонь овладевал; живым огнем воображенья мои стихи одушевит; душа любовью раскипится; она воспламеняет во мне желание писать стихи” и т.д. Употребление таких глаголов подтверждает сделанный нами вывод о том, что вдохновение может концептуализироваться в русском языке как огненная, водная стихия или живое существо.

Таким образом, лексические средства репрезентации концепта “вдохновение” в поэтических текстах XIX-XX веков представлены словами, относящимися к разным частям речи: существительные, прилагательные, глаголы, в том числе причастия и деепричастия, наречия. К числу существительных относятся лексемы вдохновение и его синонимы (подъем, восторг, волнение, желание, муза и др.), а также лексема вдохновитель. В текстах существительное вдохновение употребляется, как правило, в прямом значении. На изменение семантики оказывает воздействие сочетаемость с некоторыми предикатами (глаголы, прилагательные, существительные). При этом значение меняется либо лишь частично, в его семантике возникают дополнительные смыслы, либо происходит перенос значения при помощи метонимии или метафоры. Также для номинации чувства вдохновения используются сочетания слов, в состав которых входят лексемы, в своем прямом значении несущие семантику чувств и эмоций или получившие ее под влиянием контекста. Прилагательные, причастия и наречия употребляются в своем прямом значении и передают свойство людей, различных явлений действительности быть исполненными вдохновением, нести в себе вдохновение. Глагольная лексика преимущественно представлена словами, передающими значение “вдохновение” при взаимодействии с контекстным окружением.

Список сокращений использованных в тексте:
Б. - А. Блок
Барат. - Е. Баратынский
Бат. - К. Батюшков
Бр. - В. Брюсов
Волош. - М. Волошин
Гум. - Н. Гумилев
Ж. - В. Жуковский
З. - Н. Заболоцкий
Ив.В. - В. Иванов
Кюх. - В. Кюхельбекер
Л. - М. Лермонтов
М. - О. Мандельштам
П. - А. Пушкин
Паст. - Б. Пастернак
С. - Ф. Сологуб
Ц. - М. Цветаева
Ш. - С. Шеверев
Я. - Н. Языков

Список литературы

  1. Апресян В.Ю., Апресян Ю.Д. Метафора в семантическом представлении эмоции // Апресян Ю.Д. Избранные труды, том II. Интегральное описание языка и системная лексикография. - М., 1995. - С.453-465.
  2. Арутюнова Н. Д. Метафора в языке чувств // Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. - М., 1999. - С.385-402.
  3. Арутюнова Н.Д. Предложение и его смысл. - М., 1976.
  4. Арутюнова Н.Д. Типы языковых значений: Оценка. События. Факт. - М., 1988.
  5. Бабенко Л.Г. Обозначение эмоций в языке и речи (на материале глагольной лексики в художественном тексте): Учеб. пособие. - Свердловск, 1986.
  6. Бабенко Л.Г., Васильев И.Е., Казарин Ю.В. Лингвистический анализ художественного текста: Учебник для вузов по спец. "Филология". - Екатеринбург, 2000.
  7. Баратынский Е.А. Стихотворения и поэмы. - М., 1982.
  8. Батюшков К.Н. Избранные сочинения. - М., 1986. Блок А.А. Собрание сочинений в 8-ми тт. - М.-Л., 1963.
  9. Брюсов В. Сочинения в 2-х тт. - М., 1987.
  10. Вежбицка А. Лексическая семантика в культурно сопоставительном аспекте // Се-мантические универсалии и описание языков. - М., 1999. - С.503-647.
  11. Вежбицка А. Язык. Культура. Познание. - М., 1996.
  12. Волошин М. А. Стихотворения и поэмы. - Екатеринбург, 1992.
  13. Гумилев Н. Сочинения в 3-х тт. - М., 1991.
  14. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х тт. Т. 1. А - З. - Ре-принт. Изд. 1880. - М., 1998.
  15. Жуковский В.А. Избранное. - Л., 1973.
  16. Заболоцкий Н.А. Избранное. - М., 1960.
  17. Иванов В.И. Стихотворения. Поэмы. Трагедия. - СПб., 1995.
  18. Кюхельбекер В.К. Путешествие. Дневник. Статьи. - Л., 1979.
  19. Лермонтов М.Ю. Собрание сочинений в 4-х тт. - Л., 1981.
  20. Мандельштам О.Э. Сочинения в 2-х тт. - М., 1990.
  21. Миллер Л.В. Художественный концепт как смысловая и эстетическая категория // Мир русского слова. 2000. №4. - С.39-45.
  22. Новый объяснительный словарь синонимов русского языка. Проспект / Авт. Ю.Д. Ап-ресян, О.Ю. Богуславская, И.Б. Левонина, Е.В. Урысон. Под общим руководством ака-демика Ю.Д. Апресяна. - М., 1995.
  23. Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72500 слов и 7500 фразеологических выражений. - М., 1993.
  24. Ортони А., Клоур Дж., Коллинз А. Когнитивная структура эмоций. // Язык и интел-лект. Сб. - М., 1996. - С.314-381.
  25. Пастернак Б.Л. Собрание сочинений в 5-ти тт. - М., 1989.
  26. Пищальникова В.А. Концептуальный анализ художественного текста: Учебн. посо-бие. - Барнаул, 1991.
  27. Пушкин А.С. Собрание сочинений в 10-ти тт. - М., 1981.
  28. Словарь синонимов русского языка: В 2-х тт. Т.1. А-Н. - Л., 1970.
  29. Словарь современного русского литературного языка: в 17 тт. Т.2. В. - М.-Л., 1951.
  30. Сологуб Ф.К. Стихотворения. - Томск, 1995.
  31. Цветаева М. Сочинения в 2-х тт. - М, 1988.
  32. Чернейко Л.О. Лингвофилософский анализ абстрактного имени. - М., 1997.
  33. Шаховский В.И. Категоризация эмоций в лексико-семантической системе языка. - Воронеж, 1987.
  34. Шеверев С.П. Стихотворения. - Л., 1939.
  35. Языков Н.М. Стихотворения и поэмы. - Л., 1988.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:    /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=44&article=64    /    Просмотров: 14039

Последние статьи раздела
«EMPIRE V» – НОВАЯ КНИГА ВИКТОРА ПЕЛЕВИНА (РЕЦЕНЗИЯ)

Э.В. КУЗНЕЦОВА: ЧЕЛОВЕК, УЧЕНЫЙ, ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА "ВДОХНОВЕНИЕ" В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ТРАДИЦИИ

КОГНИТИВНО-ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА КОНЦЕПТА «ВДОХНОВЕНИЕ» (НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭТИЧЕСКИХ И ПРОЗАИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ XIX-XX ВВ.)

ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ВДОХНОВЕНИЯ В РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"