МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Филология
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
14.10.2004 (04:42)
Версия для печати
МОТИВАЦИЯ В ТЕКСТАХ ДЕТСКОЙ ПОЭЗИИ И КОГНИТИВНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РЕБЕНКА

К. В. Гарганеева - "Проект Ахей"

Художественно-изобразительные приемы, связанные с явлением мотивации, органичны для детского языкового и метаязыкового сознания и созвучны мировосприятию ребенка, поскольку мотивация в ее лексикологическом аспекте представляет собой установление рациональной связи между значением слова и его звучанием (см. [1]). Стремление к поиску подобного соответствия формального и семантического планов слова можно обнаружить в детских высказываниях (Почему мышка — норушка? Тишину нарушает?; Цветок колокольчик почему не звенит? От дождя?). В зависимости от типа мотивированности лексической единицы, относительного или абсолютного, мотивационные отношения устанавливаются либо между словами (ЧАЙник — чай, березНИК — ельНИК, лиса‘животное’ — лиса ‘о хитром человеке’), либо между словом и явлением внеязыковой действительности, обозначением которого оно является. Последнее характерно для ономатопоэтических единиц, так как они передают звуки окружающего мира посредством собственного звучания (грохот, шелест, шорох, скрежет).

Использование мотивации в детской поэзии способствует формированию представления ребенка о мире, обнаруживая внутреннюю форму слова как особый структурно-семантический комплекс, отражающий яркие, значимые черты объекта номинации и вследствие этого обладающий гносеологической функцией (см. [1]). Таким образом, явление мотивации оказывается созвучным когнитивной деятельности ребенка.

Результаты специального опроса позволяют утверждать, что нередко познавательность текстов детской поэзии в восприятии дошкольников поддерживается построением мотивационных пар и цепочек, оживлением внутренней формы слова, созданием авторской мотивации. В качестве информантов выступили воспитанники одного из детских садов г. Томска (группа в составе 20 человек, возраст — 5 л. 6 мес. — 7 л.). В ходе опроса его участники знакомились со стихами А. Усачёва, Б. Заходера, В. Лунина, Ю. Неделя и других авторов. Способ представления текста — прослушивание чтения взрослого («пассивное чтение»), которое может быть неоднократным (по требованию информанта). Перед прочтением текста исследователь обращался к участникам эксперимента с вопросом о его познавательном аспекте: Что нового мы узнаём, читая это стихотворение? Как автор помогает нам в этом?

Так, в стихотворении А. Усачёва «Носы» дети определяют цель автора именно как «образовательную»: — Он хочет рассказать, какие бывают носы и чем они отличаются (Даша, 5 л. 6 мес.); Это стихи о разных носах, можно много нового узнать — например, про носуху, почему она так называется (Витя, 6 л.):

Есть носы у журавлей,

Есть носы у кораблей,

Носик есть у чайника,

Только очень маленький… (А. Усачёв)

Само восприятие текста во многом определяется использованием актуализации мотивационных отношений лексических единиц, художественно-изобразительного приема оживления внутренней формы слова. В ответах дошкольников особое внимание обращалось на соответствующие мотивационные пары лексических единиц, при этом отдельными комментариями сопровождалась выявляемая внутренняя форма: — У корабля потому называется нос, что он тоже находится спереди. Как нос на лице (Катя, 6 л.); Вот у журавля нос — это клюв, а у корабля — такой уголочек. Ну, чуть-чуть как клюв, правда, не очень похоже, но всё равно — как будто нос (Сережа, 6 л. 6 мес.); Все носы похожи — у корабля, у журавля, у носорога, у носухи. Поэтому всё называется «нос» (Андрей, 6 л. 6 мес.). Детские метатексты обнаруживают осознание целенаправленной актуализации семантической мотивированности слова нос в анализируемом тексте (нос (корабля) — то, что похоже на нос (журавля). В комментариях дошкольников отражено оживление внутренней формы морфологически мотивированных лексем носорог и носуха: — Носорог — потому что вместо носа рог. Нос как рог! (Лиза, 6 л.); Нос и рог — получилось «носорог» (Костя , 6 л.); Я уже раньше слышал про носуху, но думал, что это она на суше живет, на сухом месте. А на самом деле носуха — это значит «зверь с большим носом» (Артем, 7 л.). Здесь же зафиксирован случай ремотивации: — Носорог — потому что он носит рог (Миша, 5 л. 6 мес.). Во многих ответах указывается на лексическую и структурную мотивированность слова носик, что также отражено в тексте: — У чайника не нос, а носик, потому что он маленький (Катя, 6 л.); У корабля большой нос, а у чайника — маленький носик (Даша, 5 л. 6 мес.). Также зафиксированы ответы, в которых «лингвистическое» прочтение оказывается ведущим: — В этом стихотворении мы узнаём, что можно назвать словом нос (Костя, 6 л.).

Оживление внутренней формы слова в текстах детской поэзии становится импульсом для самостоятельной метаязыковой деятельности. Таким стимулом явились стихотворения Ю. Неделя, с которыми дошкольники ознакомились в процессе опроса («Незабудочная песенка», «Цветочная песенка»):

Наш пушистый рыжий пёс

В незабудки тычет нос:

«Сколько жить на свете буду —

Незабудки не забуду»;

Разевает львиный зев

Пасть свою, как страшный лев… (Ю. Недель)

В комментариях познавательное начало восприятия текста связывается с актуализацией мотивационных отношений: —Первое стихотоворение рассказывает, почему незабудки назвали незабудками. Потому что их нельзя забыть. Потому что они очень красивые. Второе стихотворение — о том, почему цветок называется львиный зев: потому что он похож на льва (Артем, 7 л.).

Работа с явлением мотивации в художественном тексте не только позволяет получить представление об особенностях детского языкового и метаязыкового сознания, о специфике явления мотивации в детской речи и формировании коммуникативных навыков в дошкольном возрасте, но способствует воспитанию «эстетически грамотных», чутких к авторскому слову читателей.

Примечание

1. Блинова О. И. Русская мотивология. Томск, 2000.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:  0  /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=44&article=352    /    Просмотров: 6631

Последние статьи раздела
«EMPIRE V» – НОВАЯ КНИГА ВИКТОРА ПЕЛЕВИНА (РЕЦЕНЗИЯ)

Э.В. КУЗНЕЦОВА: ЧЕЛОВЕК, УЧЕНЫЙ, ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА "ВДОХНОВЕНИЕ" В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ТРАДИЦИИ

КОГНИТИВНО-ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА КОНЦЕПТА «ВДОХНОВЕНИЕ» (НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭТИЧЕСКИХ И ПРОЗАИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ XIX-XX ВВ.)

ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ВДОХНОВЕНИЯ В РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"