МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Филология
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
12.10.2004 (10:55)
Версия для печати
ОСОБЕННОСТИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КОНЦЕПТА «ЖИЗНЬ» В РУССКОЙ ПОЭЗИИ XIX В.

М. С. Мальцева - "Проект Ахей"

В докладе приводятся результаты исследования особенностей репрезентации концепта «жизнь» в поэзии XIX в. (В. А. Жуковский, Е. А. Баратынский, К. Н. Батюшков, М. Ю. Лермонтов, Ф. И. Тютчев, Н. А. Некрасов). Анализ концептосферы концепта «жизнь» осуществлялся в соответствии с методикой, разработанной Л. Г. Бабенко.

Как показала на материале лирических произведений А. С. Пушкина Л. Г. Бабенко (2002, 2004), когнитивно-пропозициональная структура концепта «жизнь» включает следующие позиции: позиция субъекта, позиция предиката жизненного существования, образ жизни и его характеристика, временные параметры жизни, цель и смысл жизни.

Анализ поэтических контекстов выявил следующие особенности репрезентации данного концепта в русской поэзии ХIХ в.

Наиболее частотным способом замещения субъектной позиции является местоименная номинация. В поэтических текстах М. Ю. Лермонтова, Н. А. Некрасова, К. Н. Батюшкова, Е. А. Баратынского в этой позиции частотно личное местоимение «я», что связано с тем, что лирический субъект произведений этих авторов активен в уяснении сути и предназначения жизни. В произведениях Н.  А. Некрасова, К. Н. Батюшкова и Ф. И. Тютчева наблюдается активное употребление в этой позиции местоимения 2-го лица, что обусловлено тем, что лирический герой стихов этих авторов живет среди других, вместе с ними и активно участвует в их судьбе. Подобное использование в стихах местоимения «ты» способствует созданию образа советчика, наставника. Одиночество лирического героя стихов М. Ю. Лермонтова («чуждый всем и всему») объясняет отсутствие местоименных номинаций в позиции субъекта.

 Замещение позиции предиката в лирике поэтов согласуется с заполнением субъектной позиции. Субъектной сфере лирического героя свойственны как личные формы глагола, так и формы инфинитива, а открытой субъектной сфере, направленной к адресату, — формы живешь, поживешь. Отметим, что у Н. А. Некрасова лексические репрезентации позиции предиката жизни представлены более разнообразно.

 Анализ репрезентации позиции образа жизни показывает, что жизнь характеризуется поэтами по-разному: у В. А. Жуковского, К. Н. Батюшкова доминирует положительная интерпретация стратегии жизни (жизнь видится ими прекрасной, счастливой, полной любви и удовольствий). У М. Ю. Лермонтова — трагическая интерпретация: жизнь для него страдание, одиночество, желанные муки. У Ф. И. Тютчева, Н. А. Некрасова и Е. А. Баратын-ского нет однозначной трактовки образа жизни, с одной стороны, картина жизни у этих поэтов связана с благополучием, богатством, радостью, с другой стороны, герои вынуждены жить в раздвоении, покорности, без желания. Но для всех поэтов характерно изображение стремления к счастливой, свободной, легкой, беззаботной жизни, наполненной любовью, гармонией, весельем.

 Мера жизни, ее длительность — следующая важная позиция в когнитивно-пропозициональной структуре концепта «жить». Строки, воплощающие ее, отражают у всех поэтов конечность человеческой жизни. В. А. Жуковский, М. Ю. Лермонтов, Ф. И. Тютчев и К. Н. Батюшков в своих произведениях акцентируют внимание на скоротечности и мимолетности жизни. Ф. И. Тютчев образно рисует жизнь как тень, призрак, дым, быстро пролетающий над человеком, поэтому нужно успеть уловить его. В. А. Жуковский и К. Н. Батюшков отмечают неизбежность конца, участие рока в судьбе человека: у В. А. Жуковского — это образ часов, по которым отсчитывается срок жизни, у Батюшкова — это нить жизни богинь судьбы. Однако безысходности нет, герой стремится продлить часы жизни и опередить смерть. Для лирического субъекта М. Ю. Лермонтова жизнь — цепь, которую может оборвать в любой момент сам человек и тем самым окончить свою жизнь. Н. А. Некрасов акцентирует внимание на длительности жизненного существования. При этом отмечается хрупкость жизни и роль случайности в ней.

 Смысл и цель жизни обозначаются в поэтических текстах каждого поэта, но видятся по-разному: для одних они в том, чтобы жить ради людей, семейной жизнью, для любимого человека (В. А. Жуковский, К. Н. Батюшков, Е. А. Баратынский, Ф. И. Тютчев). Другие говорят о необходимости посвящения своей жизни служению родине, показывают важность для жизни военных побед (Ф. И. Тютчев). Цель жизни может заключаться в странствиях по миру в поисках знаний и славы (К. Н. Батюшков), жизни в одиночестве, в себе, во внутреннем уединении (М. Ю. Лермонтов, Ф. И. Тютчев). Многие поэты смысл своего существования, свое предназначение видят в том, чтобы выразить себя в своих творениях, быть понятым и услышанным читателями будущих поколений, они живут в своем дивном мире, который становится для них неиссякаемым источником наслаждений.

Образные ассоциации жизни с явлениями реального и воображаемого мира позволяют поэтам актуализировать такие ее свойства, которые не передаются прямыми номинациями: призрачность жизни (жизнь — тень, призрак, дым — у Тютчева); плодородность (жизнь — зерно, плод — у Некрасова); периодичность, этапность жизни (жизнь — времена года, утро, день, вечер — у Баратынского и Батюшкова); отягощенность и прерваность жизни (жизнь — цепь, оковы — у Лермонтова); красота жизни (жизнь — цветы, сладость — у Жуковского); протяженность (жизнь — путь, дорога — у Батюшкова и Баратынского). Заметим, что некоторые метафорические осмысления жизни являются традиционными для русской культуры и вследствие этого присутствуют у многих поэтов Например, образ жизни как сосуда, чаши мы обнаружили у Лермонтова, Батюшкова, Баратынского, однако для Лермонтова — это «горькая чаша», а для Батюшкова — это «бокал веселья». Некоторые же образы являются необычными и характерными для поэтов, например, у Тютчева — жизнь как дым, тень, призрак, у Жуковского жизнь — цветы, у Батюшкова — море, у Баратынского — воздух.

В результате анализа поэтических текстов разных авторов мы обнаружили как общие для всех закономерности репрезентации жизни, так и уникальные, самобытные представления о ней.

В докладе также приводятся результаты сопоставительного исследования концептосферы «жизнь», формируемой в лирических произведениях поэтов ХIХ в., при этом отмечаются как общие, универсальные закономерности ее формирования, так и индивидуально-авторские, специфические особенности.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:  0  /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=44&article=345    /    Просмотров: 7412

Последние статьи раздела
«EMPIRE V» – НОВАЯ КНИГА ВИКТОРА ПЕЛЕВИНА (РЕЦЕНЗИЯ)

Э.В. КУЗНЕЦОВА: ЧЕЛОВЕК, УЧЕНЫЙ, ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА "ВДОХНОВЕНИЕ" В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ТРАДИЦИИ

КОГНИТИВНО-ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА КОНЦЕПТА «ВДОХНОВЕНИЕ» (НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭТИЧЕСКИХ И ПРОЗАИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ XIX-XX ВВ.)

ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ВДОХНОВЕНИЯ В РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"