МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Филология
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
12.10.2004 (09:54)
Версия для печати
АНТРОПОМОРФНЫЕ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КОНЦЕПТА «СОЛНЦЕ» В ТЕКСТАХ К. КИНЧЕВА

Г. Е. Гуляева  - "Проект Ахей"

Когнитивная лингвистика представляет собой перспективное, активно развивающееся направление в рамках антропологического подхода современного языкознания. Одним из ключевых понятий когнитивной лингвистики является концепт. Под концептом мы понимаем репрезентированную в языке оперативную содержательную единицу сознания, которая культурно обусловлена и отражает комплекс всех представлений и ассоциаций, возникающих у носителя языка в связи с каким-либо явлением действительности.

Особое место в современной когнитивной лингвистике занимает вопрос о методике концептуального анализа, целью которого является описание содержания и структуры концепта. При создании модели концептуального анализа мы опирались на методику, предложенную И. А. Стерниным и модифицированную нами применительно к избранному материалу.

Структура концепта включает ядро, состоящее из базового слоя и наслаивающихся на него когнитивных слоев, и обширное интерпретационное поле, в котором выделяется ближайшая и дальнейшая периферия. Базовый слой концепта содержит определенный наглядно-чувственный образ. Наслаивающиеся на него когнитивные слои отражают определенный результат познания внешнего мира, т. е. представляют собой результат когниции. Интерпретационное поле концепта содержит разнообразные смысловые признаки, скрытые от прямого наблюдения и формирующиеся на основе ассоциативных, в действительности не наблюдаемых связей, которые могут быть предопределены культурным контекстом.

В данной работе представлен фрагмент описания концепта «Солнце», репрезентированного в творчестве К. Кинчева. Обращение к творчеству К. Кинчева позволило выявить специфику концепта «Солнце», существующего в сознании отдельной языковой личности.

Константин Кинчев является с 1985 г. бессменным лидером и основным автором текстов рок-группы «Алиса». В его творчестве причудливо переплетаются языческие и христианские мотивы. В этом, видимо, находит отражение, как пишет Н. А. Барановская, «тяготение к очень древним корням, стремление стать в один ряд со всеми многовековыми накоплениями культуры, соотнести себя именно с русским типом культуры: «с этой гремучей смесью Священного писания и подметной прокламации…»» [1]. Так, например, в творчестве К. Кинчева отразился древний культ солнца. Как солнце является центром нашей Вселенной, так у К. Кинчева солнце становится центром его поэтического мира.

Антропоморфные репрезентации формируют один из когнитивных слоев концепта «Солнце». Так, во многих текстах К. Кинчева солнце персонифицировано и обладает различными признаками и характеристиками человека. Кроме того, обращают на себя внимание контексты, в которых антропоморфными признаками и свойствами наделяется не только само солнце, но и различные периоды его активности: восход, закат, рассвет, заря. В зависимости от характера этих признаков выделяются следующие тематические группы.

1. Внешние атрибуты. В следующих контекстах солнце наделяется признаками, присущими внешности человека, оно имеет лицо, глаза, рот: …Да глядеть Солнцу в лицо, как в глаза друзьям («Пасынок звезд»); …Только солнцу глянешь в глаза («Дурак»); Мы смеемся в лицо тем, кто при виде огня скулил: “Я боюсь!”,/ И тем, кто пытался свинцом запаять Солнцу рот («Солнце встает»).

2. Биологическое существование (физиологические процессы). Так, в одном из приведенных ниже контекстов солнце наделяется пульсом. Наличие же пульса можно рассматривать как физиологический процесс, присущий человеку: Солнечный пульс диктует! («Время менять имена»).

В двух следующих контекстах солнце (в том числе и периоды его активности) характеризуется как живущее по биологическим законам, имеющее возраст смертное существо: Солнце умирает ночью… («А мы танцуем на палубе тонущего корабля…»); И хотя этот восход еще слишком молод, / А закат уже слишком стар(«Театр теней»).

3. Функциональные характеристики. Очень часто солнце (в том числе разные периоды его активности) выступает как деятель, способный производить те или иные действия. При этом многие из действий (всходить, [быть] в седле, зажечь, высекать, коромыслом нести, [бить] в бубен) могут быть выполнены только при помощи ног/рук, наличие которых является отличительной особенностью анатомии человека: Но Солнце всходило, чтобы спасти наши души. / Солнце всходило, чтобы согреть нашу кровь. («Солнце встает»); Вот-вот — и солнце взойдет («Печать зверя»); Солнце с рассвета в седле, / Кони храпят да жрут удила («Шабаш»); Солнцеворот / Вышел в июнь, / <> Солнцеворот / Лето зажег («Солнцеворот»); В небе ясном танцует огонь («Жги-гуляй»); Где рассветы купаются в колодцах дворов да в простуженных лужах, / <> Где закат высекает позолоченный мост между небом и болью… («Стерх»); Алая заря за ночь за моря / К берегам чужим летела, / День коромыслом несла, / Да вёдрами плескала свет / По белу свету («Синий дым»); Пляши, черная ночь, / Под бубен зари! («Жги-гуляй»).

4. Способность порождать и воспринимать речь. В приведенных ниже контекстах солнце выступает или как производитель речи, или как объект речевого воздействия (с ним разговаривают, обращаются с просьбами): …Когда тебе Солнце шепнуло “Лети!” («Кибитка»); …Когда всходило Солнце, Солнцу говорили: “Нельзя…” («Солнце встает»); Жги! Жги красное! Жги меня! Жги! («Жар бог шуга»).

5. Способность вступать в различные социальные отношения. В следующих контекстах солнце способно выступать защитником (охранять), благодетелем (оделять), утешителем (успокоить) кого-л. или быть объектом воздействия, целью которого является попытка удержать, ограничить свободу, заставить замолчать, а может быть, и убить, на что указывают присутствующие в контекстах лексемы свинец и стрелять: Да охранит тебя Солнце от мутных зрачков! / Да охранит тебя Солнце от грязного рта! / Да охранит тебя Солнце от черных присяг! / Да оделит тебя Солнце глазами любви! («Пасынок звезд»); …когда всходило Солнце, закон позволял им стрелять. / <> Мы смеемся в лицо тем, кто при виде огня скулил: “Я боюсь!”, / И тем, кто пытался свинцом запаять Солнцу рот («Солнце встает»); Как над миром заря, / Солнца ясная дочь, / Успокоит меня, / Лишь только кончится ночь («Печать зверя»).

Последний из приведенных выше контекстов показывает также, что солнце способно состоять в родственных отношениях.

Проведенный анализ антропоморфных репрезентаций концепта «Солнце» в текстах К. Кинчева позволяет сделать несколько выводов:

1. В текстах К. Кинчева солнце очень часто наделяется антропоморфными признаками и свойствами и выступает как активно действующий субъект, способный совершать действия, присущие человеку.

2. Данный когнитивный слой концепта «Солнце» формируется на основе базового слоя концепта, т. е. на основе чувственного, наглядного образа и в то же время на основе культурных (в данном случае — мифологических) представлений.

3. Подобное олицетворение солнца и разных периодов его активности (восхода, рассвета, заката и зари) соотносится с тем, что в языческую эпоху культ солнца на протяжении долгого времени играл важную роль, при этом древние славяне обожествляли не только само солнце, но и все его проявления, в результате чего в языческом пантеоне было не одно божество солнца.

4. Антропоморфные репрезентации концепта «Солнце» формируются на основе мифологических представлений, которые не исчезли бесследно, а, трансформировавшись, продолжают жить в языке (языковых метафорах, фразеологизмах, фольклорных песнях, сказках и т. п.) и тем самым оказывать влияние на носителей языка.

5. Представляется перспективным изучение концепта «Солнце» на материале фразеологии, а также творчества других авторов.

Примечание

1. Барановская Н. А. «По дороге в рай…», или Беглые заметки о жизни и творчестве Константина Кинчева // Константин Кинчев. Жизнь и творчество. Стихи. Документы. Публикации. СПб., 1993. С. 42.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:  0  /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=44&article=341    /    Просмотров: 7441

Последние статьи раздела
«EMPIRE V» – НОВАЯ КНИГА ВИКТОРА ПЕЛЕВИНА (РЕЦЕНЗИЯ)

Э.В. КУЗНЕЦОВА: ЧЕЛОВЕК, УЧЕНЫЙ, ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА "ВДОХНОВЕНИЕ" В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ТРАДИЦИИ

КОГНИТИВНО-ПРОПОЗИЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА КОНЦЕПТА «ВДОХНОВЕНИЕ» (НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭТИЧЕСКИХ И ПРОЗАИЧЕСКИХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ XIX-XX ВВ.)

ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ВДОХНОВЕНИЯ В РУССКОМ И НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКАХ



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"