МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Новейшая история
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
24.04.2004 (18:00)
Версия для печати
ГЕОПОЛИТИКА И РОССИЯ

Владимир Флягин - "Проект Ахей"

 
Российская государственность сложилась в результате многовековой экспан-сии, сухопутной колонизации, обладавшей определенной спецификой. В XIX веке Российская империя, как и многие неевропейские страны, вступила на путь модернизации. В отличие от многих стран Запада, где модернизационные про-цессы были сопряжены с развитием свободного рынка и становлением право-вого государства, в России была применена другая, имперская модель модерни-зации, особенностью которой является ее форсированный характер и ведущая роль государства. Так как Россия практически не участвовала в колониальном переделе мира, ей приходилось изыскивать другие источники накопления: уси-ленное налоговое обложение, внешние и внутренние займы etc., что приводило к ужесточению эксплуатации собственного населения. Кроме того, отсутствие заморских колоний компенсировалось экспансионистской и агрессивной поли-тикой по отношению к соседним странам.
Проблема политического деспотизма и этнической гетерогенности государст-ва достигла своей критической точки в начале XX столетия. Наверняка, суще-ствовали разнообразные способы ее разрешения, однако историческая реаль-ность совершила неожиданный поворот – впервые социальные низы смогли реализовать утопические идеи о создании общества всеобщей справедливости на такой огромной территории. Как показал опыт, реализация имела мало об-щего с декларируемым идеалом. Вместо провозглашаемого классового мира России пришлось пережить гражданскую войну, раскрестьянивание, форсиро-ванную индустриализацию, что в корне перетрясло весь традиционный поря-док. В области национальных отношений новые власти покончили с обычной для России модели взаимодействия государствообразующего и окраинных народов в виде национально-культурной автономии. Вместо этого была выработана дос-таточно утопичная схема этнореспубликанской федерации, которая на деле обернулась фикцией – республики СССР, формально суверенные, пребывали под надежным контролем центра. Теоретически декларировав схему «государ-ство – республики», большевики практически построили модель «государство – центр». Противоречия, двойная мораль, присущая советской политической практике, сыграли с государством злую шутку. Итогом всего стало знаменитое совещание в Беловежской Пуще и последовавшее затем формальное упраздне-ние СССР. В истории современной российской государственности остро стоят проблемы не только социально-экономического характера. Во многом они тесно связаны с тем, что после разрушения (или разложения) Советской империи российский народ и власти оказались без программы дальнейших действий. На протяжении 1990-х гг. была утрачена идентификация национальных интересов или, если угодно, национальная идея, как во внутренней политике (включая и выбор эко-номической модели), так и во внешней. Основной задачей настоящей работы является выявление точек зрения на проблему определения национальных ин-тересов России на современном этапе. В первой главе рассматриваются пути оптимизации отечественной политико-социальной системы, которые реализо-вывались в выборе различных моделей политических и экономических реформ. Вторая глава посвящена роли России в международных отношениях в условиях глобализации или установления «нового мирового порядка». I. ПОИСК НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ И ИЗМЕНЕНИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ После распада СССР перед образовавшимися на его обломках государствами встали вопросы национального строительства – ведь многие из них не обладали никаким реальным политическим опытом. Так или иначе, большинство из них взяли курс на создание рыночной экономической системы и демократического политического режима – т.е. модели западной либеральной демократии. В их числе оказалась и Российская Федерация – самый крупный по территории, на-селению и экономическим ресурсам кусок бывшей империи. Становление демократии предполагает достижение состояния господства правовых установлений, что входит в противоречие с российской автократиче-ской традицией. Приоритет права означает всестороннее обуздание всесильно-го государства (действующих от его имени чиновников), подчинение власти системе кодифицированных, универсальных, контролируемых гражданским обществом норм. Такого состояния Россия за всю свою историческую бытность не знала – препятствовал волюнтаризм монархов, большевиков, переродивших-ся впоследствии в «партократов» – чиновников почти имперского образца. Право в России неизменно обслуживало принуждение, а не правомочность, че-му способствовали регулярные противостояния ветвей власти, отсутствие куль-туры консенсуса в деятельности политических элит, а также аполитичность масс. Конституция 1993 г. мало что изменила к лучшему в этом плане. Сама исто-рия ее возникновения связана с известными октябрьскими событиями и после-дующим введением фактической президентской диктатуры (хотя бы всего на несколько месяцев). Положения Конституции, проводящие идею господствую-щей власти Президента (исполнительной власти) наряду с ограниченными ком-петенциями Федерального Собрания (законодательного органа) и Конституци-онного суда, задают далеко не сбалансированную систему государственных ин-ститутов, подрывающих принцип «сдержек и противовесов» в разделении вла-стей. Простор персонального начала, возможность стихийного проявления во-люнтаризма, зависимость политического курса от личных воззрений высших лиц государства – все это несовместимо с требованиями, выдвигаемыми на очередь дня изменяющимися порядками и условиями, противоречит вводимым Конституцией положениям о демократическом государстве, республиканской форме правления. В России практически никогда не было какой-то единой регионально-управленческой системы. До революции существовали властные вертикали им-ператор – генерал-губернатор – губернатор, они дополнялись градоначальством (в крупных городах типа Петербурга, Москвы и Одессы), военным губернатор-ством (на окраинных территориях), наместничеством, воеводством. В админи-стративном отношении страна делилась на губернии, уезды, станы etc. Отла-женной управленческой структуры, гармонизирующей интересы центра и тер-риторий, в России не выработано. Россия считалась, но по существу никогда не была унитарной державой. На особом регламенте с широкой политической ав-тономией в состав государства входили Великое княжество Финляндское и Царство Польское. В отличие от многих западных колониальных империй, Россия никогда не ставила цель ликвидировать покоряемые народы. Вовлекая их в свою цивили-зационную орбиту, она давала им всем возможность выйти в историю под сво-им патронажем. Не унифицированный, но преимущественно территориальный принцип государственного устройства России был в корне изменен большеви-ками, которые приоритетным сделали национально-территориальное начало. Революция не только разрушила механизм воспроизводства имперской элиты, но и создала федерацию не территорий, а этносов. В такой федерации русские подверглись своеобразной дискриминации, которая выразилась в особом рых-лом статусе РСФСР. Подобная политика заложила мину, готовую взорваться уже в наше время – этнические автономии в условиях общегосударственной слабости стали требовать полного суверенитета, будь то в конституционных рамках (подобно Татарстану) или даже силовыми методами (как то произошло в Чечне). Российская Федерация, построенная по этническому принципу боль-шевистских проектов, ныне выказывает признаки слабости интеграционных начал. Российскому политическому режиму присуща внутренняя конфликтность. В многообразии конфликтов в Российской Федерации выделяются: · конституционные: статьи Основных законов национально-государствен-ных образований (Якутия, Татарстан, Тува, Калмыкия и др.) противоречат положениям российской Конституции. В последние годы положение в этой области стало изменяться – власть провозгласила доктрину приведения в со-ответствие регионального законодательства с федеральным; · территориальные: спорных зон на пространстве России – 180; потенци-ально они могут спровоцировать военные действия (локальные, но с возмож-ной перспективой глобализации); · социальные: за годы реформ в стране появились на удивление богатые люди. Источник богатств – номенклатурная приватизация, льготные кредиты, скрытые экспортные субсидии, дотирование импорта. При резкой дифферен-циации уровня жизни населения, как известно, обостряется проблема нелеги-тимности собственности. Таким образом, как и в начале XX века, набирают силу идеи «черного передела»; · региональные: по данным на 1999 г., 18 субъектов РФ отчисляют в феде-ральный бюджет 80 % взимаемого НДС, по остальным регионам имеются ко-лебания НДС от 50 до 78 %. 30 регионов отказывались в той или иной форме отчислять деньги в федеральный бюджет. Башкортостан перечисляет 10 % общей суммы доходов, а соседняя Пермская область 50 %. Национальные субъекты, давая меньше, получают дотаций намного больше территориаль-ных субъектов РФ; · этнические: межнациональная напряженность характеризует прежде все-го республики Северного Кавказа – между кабардинцами и балкарцами, ка-рачаевцами и черкесами, осетинами и ингушами, аварцами и кумыками. Масса проблем существует у дисперсных групп (курды, турки, таджики и др.), проживающих в РФ. Мало реального делается для решения вопроса о статусе русскоязычного населения в государствах СНГ – более того, согласно новейшим законодательным проектам, предполагается ужесточить получение российского гражданства для людей, не по своей воле оказавшихся чужими в чужой стране; · властные: ввиду неотработанности законодательства, дефицита полити-ческой культуры существует перманентная конфронтация исполнительной и законодательной власти, их обоих и средств массовой информации, регио-нальных властей и центра, единиц местной власти (подобно «вечному» кон-фликту губернатора Свердловской области и мэра Екатеринбурга). Странное и страшное впечатление производит российская армия. Будучи од-ним из центральных государственных институтов, она фактически оказалась ненужной государству; будучи лишена государственной поддержки, доведена до катастрофического развала, оказалась ненужной народу. Возрастает недо-комплектование, бойкот призыва, отрицательная ориентация на воинскую службу. Новые перестановки в командовании так и не дают ответа на принци-пиальные вопросы военной политики и военной реформы, связанные с управ-лением вооруженными силами, конверсией, комплектованием, приоритетами военной доктрины, обеспечением разработок новых видов вооружений. Коррупция за последнее десятилетие достигла опасных для нормального функционирования государства размеров. Вряд ли можно оценить масштабы захвата бывшей государственной собственности в России. Самым крупным куском пирога была нефтяная и газовая промышленность. Основная часть тех баснословных доходов, которые СССР получал от продажи энергоносителей, сейчас попадает в карманы нескольких частных лиц. Дыры в бюджете, образо-вавшиеся в результате этого, на протяжении нескольких лет раскручивали ма-ховик инфляции. Практически все крупные коммерческие и финансовые струк-туры росли не сами по себе. Они разрослись за счет того, что очень близко стояли к бюджетным деньгам, были тесно переплетены с чиновниками, кото-рые за эти деньги отвечали. Постепенно эти новоявленные нувориши и чинов-ники сформировали своеобразную прослойку, получившую название «олигар-хов». Попытки нынешней власти хоть как-то исправить сложившееся положе-ние не отличаются последовательностью и сводятся, в основном, лишь к рас-праве с отдельными зарвавшимися или неугодными коррупционерами. По Конституции 1993 г. в России утвердился президентский режим правле-ния. Первое лицо государства сосредоточило в руках невиданный объем пол-номочий, сравнимый, пожалуй, с возможностями восточных традиционных ре-жимов или нынешних авторитарных и тоталитарных государств третьего мира. При современном динамизме жизни, оперативности управления санкциониро-ванный простор единоличной политической воли, да еще в такой крупной и значимой для мирового сообщества стране, как Россия, просто опасен. Опас-ность исходит из существа субъективной волюнтаристской практики «хочу – казню, хочу – жалую». И если стиль президентства Ельцина давал хоть какие-то намеки на демократию (пусть и с царским душком) – по крайней мере, прово-дилась политика балансирования между различными политическими силами и группами интересов, то новый Президент Путин утвердил полуавторитарные методы во властных коридорах. Конституция формально анонсирует принцип равноправия субъектов федера-ции. Эта политическая декларация фактически бессодержательна. Юридически субъекты федерации неравноправны. Республиканские автономии имеют кон-ституцию, законодательство etc., а края, области – нет. Уравнение в правах воз-можно на пути административно-территориальной реформы, разбивающей рос-сийское пространство на более или менее равные по ресурсам, численности на-селения, размерам территории, адекватно представленные по политико-юридическим интересам на всех государственных уровнях. Определенные шаги в этом направлении уже начали делаться – в 2000 г. были введены федеральные округа во главе с назначаемыми Президентом полномочными представителями. С одной стороны – мера оправданная, с другой – уж очень она напоминает им-перские времена генерал-губернаторов. С позиций современной социальной философии компактность, внутренняя организованность общества определяется такими индикаторами, как общекуль-турная, профессиональная подготовленность, мобильность, способность к адап-тации. Эти же параметры выступают показателями национальной безопасности, удостоверяют принадлежность страны к глобальной фазе развития. Беглая оценка ситуации в России показывает, что ни один из данных признаков не реализуется. Нарушены и подрублены коммуникативные, адаптивные возмож-ности населения, разобщены регионы – и между собой, и с центром. В стране до сих пор существует институт прописки – наследие полицейской государст-венности, также препятствующее национальной интеграции. Москва во многом стала своеобразным «государством в государстве», полисом с преобладанием среднеевропейских жизненных стандартов и ценностей, в противоположность традиционной провинции. Рассмотрим теперь идеологическое обрамление нынешнего политического режима. В политической науке традиционно считается, что в демократическом обществе отсутствует какая-то одна официальная идеология. В условиях плю-рализма многие идейные течения противостоят друг другу, сохраняются обще-национальные мировоззренческие ценности, церковь отделена от государства и государственная власть носит светский характер. Действительно, Российская Федерация удовлетворяет практически всем этим требованиям, для того, чтобы считаться идеологически свободным государст-вом. В обществе царит не то что идеологический плюрализм, а настоящая идео-логическая неразбериха; официальной же идеологии не существует вовсе. Если говорить о церкви, то десятилетия советской власти многое сделали в плане се-куляризации массового сознания, и теперь религия в России осталась в основ-ном лишь как декоративный элемент традиции (хотя и не для всех – исключе-нием можно считать мусульманские народы). Следует отметить, что политология как наука имеет все-таки западное проис-хождение, поэтому ей априори присущ определенный европоцентризм. Можно ли западное общество считать плюралистичным, если в нем, в общем-то, гос-подствует одна идеология – либерально-демократическая? Вариации могут быть разными – консерватизм, либерализм, социал-демократизм; но все они от-стаивают базовые для западной цивилизации ценности, как-то: приоритет част-нособственнических интересов, представление человека в виде достаточно не-зависимого от социума индивида etc. Недаром латинское слово individuus озна-чает то же самое, что и греческое atomos – «неделимый», т.е. западное «граж-данское общество» можно представить в виде хаотически движущихся и стал-кивающихся между собой атомов. Любые же другие идеологии, отрицающие хотя бы что-нибудь из этого традиционного либерально-демократического иконостаса, объявляются экстремистскими и подвергаются не меньшим гоне-ниям, чем в самых жестоких тоталитарных режимах (здесь можно вспомнить и «маккартизм» в США 1950-х гг., и политику «денацификации» Германии после Второй мировой войны). Исходя из всего вышесказанного, распространенная ныне в науке классифи-кация политических режимов (демократический; авторитарный; тоталитарный) не является универсальной формулой для всех времен и народов, а всего лишь отражает степень «вестернизации» политического режима того или иного госу-дарства, причем только применительно к новому времени (включая, безуслов-но, XX век). Очень немногие сильные государства (или небольшие, но находя-щиеся под крылом сильных) могут позволить себе смелость (или роскошь, кому как больше нравится) бросить вызов господству Запада и встать на путь по-строения тоталитаризма. Такой сильной страной был в свое время и Советский Союз. Нынешнюю же Россию сильной никак не назовешь, поэтому после крат-кого периода демократического идеализма она закономерно начинает двигаться к естественному для нее состоянию – политическому режиму, сочетающему сильную автократическую власть с редистрибутивной экономибутивной эконо-ми путинский умеренный авторитаризм является переходной формой, мимик-рией, призванной сохранять традиционные ценности российской цивилизации, но без опасности быть зачисленным в «государства-изгои», подобно тоталитар-ным Ираку, Кубе или Северной Корее. II. ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ В СОВРЕМЕННОЙ СИСТЕМЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ Современная геополитика представляет собой науку, изучающую внешнюю политику государства посредством комплексного анализа ряда определяющих ее факторов. Основным объектом геополитических исследований является гео-графическая среда страны, которая характеризуется рельефом, размером и рас-положением территории в мировом геополитическом пространстве; типом и формой государственных границ; состоянием окружающей среды; наличием природных ресурсов. Географическая среда рассматривается в тесной взаимо-связи с такими важнейшими факторами внешней политики, как политическая система, социально-демографическая структура общества, экономика, военная мощь. Они, по традиции, изучаются другими политическими науками: собст-венно политологией, политической социологией, политической демографией, политической экономией etc. Геополитика использует данные этих научных дисциплин в своих обобщающих исследованиях внешней политики при опре-делении силового потенциала государства, его целей и национальных интере-сов на мировой арене. При анализе глобального развития человечества и перспектив отдельных стран, в т.ч. и России, важное значение имеет геополитическая дифференциа-ция мирового сообщества. В ходе исторического процесса с изменением рас-становки сил на мировой арене менялась и геополитическая структура между-народных отношений. С конца 1980-х гг. происходит очередная трансформация геополитической ситуации на планете. По оценкам многих геополитиков, мировое сообщество начала третьего тыся-челетия будет многополярным, т.е. имеющим несколько центров силы. В каче-стве таких центров силы в геополитических прогнозах обычно называют США, объединенную Европу, а также Китай и Японию, иногда предсказывают союз этих двух стран, что, несомненно, усилило бы азиатский силовой центр. В каче-стве будущего центра сила называют Индию, которая становится демографиче-ским гигантом наступившего столетия; Россию, правда, при условии, что она сумеет преодолеть сегодняшний кризис и встать на путь устойчивого и эффек-тивного развития. В данной связи весьма важным представляется анализ геополитического по-ложения Российской Федерации после распада СССР. В современной геополи-тике территория бывшего Советского Союза получила название постсоветского или постимперского пространства. Центральное место в этом пространстве за-нимает Россия. Наша страна имеет целый ряд геополитических характеристик, благодаря ко-торым она сохраняет статус великой державы. Во-первых, Российское государ-ство обладает самой большой в мире территорией (свыше 17 млн. кв. км), имеет непосредственный выход к морям, входящим в акватории Атлантического, Ти-хого и Северного Ледовитого океанов. Во-вторых, Российская Федерация зани-мает центральное положение не только в постсоветском, но и в Евразийском геопространстве, находясь в соприкосновении с крупнейшими цивилизациями двух континентов (Европы и Азии) – западной, исламской, китайской и индий-ской. В-третьих, сформировавшись при участии собственно славянского, или восточноевропейского, североевропейского и степных этносов и культурно-политических элементов, Российское государство предрасположено не только к восприятию западной и восточной традиций мирового развития, но и к посред-ничеству между ними. Таким образом, Россия обладает геополитическим по-тенциалом для выполнения интегрирующей функции по отношению к объеди-няющейся Европе и остающимся пока разъединенными цивилизациям Азии. В то же время следует отметить, что российское геопространство в наши дни имеет и ряд негативных характеристик. Во-первых, в настоящих границах ком-пактность территории России, по сравнению с СССР, несколько упала и воз-никли две значительные зоны с деформированной линией границ. Первая охва-тывает весь Северный Кавказ и Нижний Дон. Вторая расположена на юге За-падной Сибири, там, где Казахстан своим северным выступом углубляется в территориальные пределы России. Такая конфигурация границы далеко не оп-тимальна как в транспортно-экономическом, так и в военно-географическом аспектах. Во-вторых, современное Российское государство на своих северо- и юго-западных границах имеет береговую линию весьма малой протяженности, что в значительной степени ограничивает его доступ к транспортным коммуни-кациям теплых морей. Это усложняет связь России с ее зарубежными партне-рами, заставляет тратить огромные финансовые ресурсы для оплаты портовых и транспортных услуг сопредельных государств. Однако основные геополитические проблемы России кроются не только и не столько в местонахождении государственной границы. В настоящей политиче-ской ситуации, строго говоря, невозможно рассуждать о «стратегических пер-спективах России». Тем более невозможно предлагать какие-либо проекты от-носительно внешней и внутренней политики России, поскольку главный вопрос – что такое Россия сегодня? – остается не только не решенным, но и не постав-ленным всерьез. Стремительные перемены всего политического, геополитического, идеологи-ческого и социального уклада, происшедшие в бывшем СССР, полностью оп-рокинули все существовавшие правовые и политические критерии и нормы. Распад единой социалистической системы и позже советского государства соз-дал на бывших советских территориях поле совершенной неопределенности, в котором нет более ни ясных ориентиров, ни строгих юридических рамок, ни конкретных социальных перспектив. Те геополитические структуры, которые образовались «автоматически», по инерции после распада СССР, случайны, преходящи и предельно неустойчивы. Это касается не только отделившихся от Москвы республик, но, в первую очередь, самой России. Существование России, понятой как Российская Федерация (РФ), явно не удовлетворяет никаким серьезным критериям при определении статуса «госу-дарства». Разброд в оценках статуса РФ в международной политике ярко свиде-тельствует именно о таком положении дел. Что такое РФ? Наследница и право-преемница СССР? Региональная держава? Мононациональное государство? Межэтническая федерация? Жандарм Евразии? Пешка в американских проек-тах? Территории, предназначенные к дальнейшему дроблению? В зависимости от конкретных условий РФ выступает в одной из этих ролей, несмотря на абсо-лютную противоречивость таких определений. В какой-то момент – это госу-дарство с претензией на особую роль в мировой политике, в другой – это второ-степенная региональная держава, в третий – поле для сепаратистских экспери-ментов. Если одно и то же территориально-политическое образование выступа-ет одновременно во всех этих ролях, очевидно, что речь идет о какой-то услов-ной категории, о некоей переменной величине, а не о том завершенном и ста-бильном политическом феномене, который можно назвать государством в пол-ном смысле этого слова. Как бы то ни было, о стратегических интересах такого нестабильного и вре-менного явления, как РФ, невозможно говорить в долгой перспективе, и тем более нелепо пытаться сформулировать стратегическую доктрину РФ, основы-ваясь на сегодняшнем положении дел. Стратегические национальные интересы РФ могут проясниться только после того, как появится, сложится и определится политический, социальный, экономический и идеологический субъект этих ин-тересов. Пока же этого не произошло, любые проекты в данном направлении окажутся фикцией, обусловленной сиюминутной конъюнктурой. РФ не имеет пока государственной истории, ее границы случайны, ее куль-турные ориентиры смутны, ее политический режим шаток и расплывчат, ее эт-ническая карта разнородна, а экономическая структура фрагментарна и отчасти разложена. Данный конгломерат – лишь результат развала более глобального геополитического образования, фрагмент, вырванный из целой картины. Даже для того, чтобы на этом остове империи создать нечто стабильное, понадобится настоящая революция, аналогичная кемалистской, создавшей из фрагмента Ос-манской империи современную светскую Турцию (хотя здесь снова всплывает вопрос – а стоит ли к этому стремиться?). Несмотря на то, что практически все территории стран СНГ (за редким ис-ключением) входили в состав Российской империи или Советского Союза, на сегодняшний день эти страны имеют достаточную степень автономии и de jure числятся независимыми политическими образованиями. В отношении этих стран можно утверждать (и с еще большим основанием) то же, что и в отноше-нии РФ – эти образования не обладают никакими серьезными признаками под-линной государственности, лишены атрибутов фактической суверенности и представляют собой скорее «территориальный процесс», нежели стабильные и определенные геополитические единицы. Даже если отвлечься от возрастающе-го национализма политических элит стран СНГ, который часто ориентирован антирусски, из противоестественных, нестабильных и противоречивых самих по себе фрагментов невозможно сложить гармоничной картины. Бельгийский геополитик Жан Тириар привел по этому поводу одно сравнение: «СССР был подобен плитке шоколада, с обозначенными границами долек-республик. По-сле того, как дольки отломлены, их уже недостаточно сложить вместе, чтобы восстановить всю плитку. Отныне можно этого добиться только путем пере-плавки всей плитки и новой штамповки». ЗАКЛЮЧЕНИЕ В нашем обществе сегодня представлены два принципиальных проекта отно-сительно российского будущего. Они в той или иной мере затрагивают все ас-пекты национальной жизни – экономику, геополитику, международные отно-шения, этнические интересы, промышленную структуру, хозяйственный уклад, военное строительство etc. Первый проект принадлежит либералам, «радикальным реформаторам», ко-торые берут в качестве примера западное общество, современный «торговый строй», и полностью подписываются под проектами о «конце истории», разви-тыми в знаменитой одноименной статье Фрэнсиса Фукуямы. Этот проект отри-цает такие ценности, как народ, нация, история, геополитические интересы, со-циальная справедливость, религиозный фактор etc. В нем все строится на прин-ципе максимальной экономической эффективности, на примате индивидуализ-ма, потребления и свободного рынка. Либералы хотят построить на месте Рос-сии новое общество, в котором установятся те правила и культурные координа-ты, по которым живет современный Запад. Этот лагерь может легко сформули-ровать ответ на любые вопросы относительно того или иного аспекта россий-ской действительности исходя из уже существующих на Западе моделей, поль-зуясь западной либеральной терминологией и юридическими нормами, а также опираясь на разработанные теоретические структуры либерал-капитализма в целом. Эта позиция еще некоторое время назад почти доминировала идеологи-чески в нашем обществе, да и сегодня именно она является наиболее известной, так как совпадает в целом с общим курсом и принципиальной логикой либе-ральных реформ. Второй проект российского будущего принадлежит т.н. «национально-патриотической оппозиции», которая представляет собой разнообразную и многоликую политическую реальность, объединенную неприятием либераль-ных реформ и отказом от либеральной логики, проповедуемой реформаторами. Эта оппозиция является не просто национальной и не просто патриотической – она является «розово-белой», т.е. в ней доминируют представители коммуни-стов-государственников (во многом отошедших от жесткой марксистско-ленинской догматики) и сторонники православно-монархического, царистского типа государственности. Взгляды обоих компонентов оппозиции довольно зна-чительно различаются, но сходство есть не только в определении общего врага, но и в некоторых ментальных, идеологических клише, разделяемых и теми и другими. Идеология патриотов намного более противоречива и путана, чем ло-гичные и законченные конструкции либералов, и поэтому она часто проявляет-ся не в форме концепции или доктрины, а фрагментарно, эмоционально, непо-следовательно и отрывочно. И все же этот советско-царистский конгломерат обладает некоторой целостностью, которую, однако, иногда непросто рацио-нально структурировать. Как показывает политическая практика ушедшего столетия, оба этих проекта – и либеральный, и советско-царистский – являются сущностно тупиковыми для российского народа и российской истории. Либеральный проект вообще предполагает постепенное стирание всяких национальных особенностей в кос-мополитической эре «конца истории» и «планетарного рынка». Советско-царистский проект силится возродить нацию и государство именно в тех исто-рических формах и структурах, которые, собственно и привели постепенно рос-сийскую государственность к краху дважды за XX век. По ту сторону и либерализма, и национал-патриотизма назревает насущная потребность в «третьем пути», в особом идеологическом проекте, который был бы не компромиссом, не «центризмом» между теми и другими, но совершенно радикальным новаторским футуристическим планом, порывающим с безысход-ной дуалистической логикой – «либо либералы, либо оппозиция» – где, как в лабиринте без выхода, мечется нынешнее общественное сознание. Поиск новой «национальной идеи» еще далеко не закончен, однако невозможно отрицать, что он становится жизненно важным для интересов России, ее будущей судьбы.
Список литературы

1. Вардуль Н. Основы путинизма. // Власть. 2001. № 12. С. 7 – 10.
2. Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. Мыс-лить Пространством. М.: Арктогея-центр, 1999.
3. Дьяков Ю.Л. Историческое наследие межнациональных отношений в Рос-сии XX века. // Россия в ХХ веке: проблемы национальных отношений (под ред. А.Н. Сахарова, В.А. Михайлова). М.: Наука, 1999.
4. Ильин В.В. Политология. М.: Университет, 2000.
5. Кочетков А., Загородников А. Российская «национальная идея» как объект политических пристрастий. // Власть. 1997. № 8. С. 6 – 9.
6. Минаев С. Ползет страна огромная. // Власть. 2001. № 51. С. 14 – 15.
7. Панарин А.С. Политология. М.: Гардарики, 2000.
8. Политология. / Под ред. М.А. Василика. М.: Гардарики, 2002.
9. Федерализм: энциклопедический словарь (под ред. С.Д. Валентея). М.: Норма, 1997.


Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:    /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=40&article=76    /    Просмотров: 8215

Последние статьи раздела
ОБЩЕСТВА СОДЕЙСТВИЯ МИЛИЦИИ В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РСФСР (1928-1932 ГГ.)

КОНЕЦ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КАРЬЕРЫ «ЛЕГЕНДАРНОГО МАРШАЛА»: СМЕЩЕНИЕ К.Е. ВОРОШИЛОВА С ПОСТА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР В МАЕ 1960 Г.

К ВОПРОСУ О МОРАЛЬНО-НРАВСТВЕННОМ ОБЛИКЕ БЕЛОЙ АРМИИ

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ БИБЛИОТЕЧНОГО ДЕЛА В СУРГУТЕ

КРЕСТЬЯНСКАЯ ССЫЛКА НА СЕВЕР ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СОВРЕМЕННЫХ ПУБЛИКАЦИЯХ



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"