МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Новейшая история
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
24.04.2004 (18:00)
Версия для печати
ПАРЛАМЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ В РОССИИ 1999 ГОДА: МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ С ПОЗИЦИЙ РАЦИОНАЛЬНОГО ВЫБОРА

Владимир Флягин - "Проект Ахей"

 Теория рационального выбора рассматривает любую деятельность человека (в т.ч. его экономическое, политическое поведение etc.) как постоянный поиск и нахождение наиболее оптимальных вариантов удовлетворения потребностей. В самом широком смысле слова это и понимается под рационализмом. Большинство работ по теории рационального выбора были сделаны, главным образом, в экономике, но с 1950-х гг. теория играет важную роль и в политической науке. В основе теории рационального выбора лежит методологический индивидуализм. В то же время ее сторонники признают, что политический выбор рассматривается как результат желаний, убеждений и действий надиндивидуальной единицы – общества. В этом плане широкое распространение получили исследования электорального поведения и коалиционных стратегий, выполненные в методологии теории рационального выбора.
При анализе электоральных процессов главными субъектами изучаемого взаимодействия (парламентские выборы) будут являться, с одной стороны – безличный участник, именуемый электоратом (избирателями), с другой – индивидуальные и коллективные участники, претендующие на получение определенных властных полномочий (политические партии и отдельные кандидаты). В данном конкретном случае (выборы в Государственную Думу Федерального собрания РФ, проведенные в 1999 г.) участники электорального взаимодействия выглядят следующим образом: а) граждане РФ, обладающие активным избирательным правом (следует отметить, что российский электорат крайне неоднороден по своим мотивациям. Многие исследователи условно подразделяют его на две или даже три составляющие: “традиционалистов”, “модернистов” и т.н. “третью силу”, представители которой сочетают в различных соотношениях полярные потребностные ориентации); б) 28 партий и движений, баллотировавшихся по общефедеральному списку (наиболее значимые из них – КПРФ, “Единство”, ОВР, СПС, “Яблоко”, ЛДПР etc.) + несколько сотен кандидатов-одномандатников (некоторые из них являются одновременно членами партий и движений).
Ключевым для анализа электорального процесса является вопрос о мотивации поведения избирателей. Концепция рационального голосования в качестве основного фактора, влияющего на выбор, рассматривает сознательное осмысление избирателем информации о кандидатах, в т.ч. и расчет возможных выгод. Т.е. индивидуальная полезность выборов для каждого конкретного избирателя определяется ожиданием последствий его политического волеизъявления, выражаемых в самых различных показателях, не всегда численно верифицируемых: изменение или сохранение экономического и социального положения избирателя, его семьи etc.; чувство психологического комфорта и/или защищенности индивида в обществе (иррациональный элемент) и т.д.
Для другой стороны исследуемого взаимодействия (партий и кандидатов) единицей индивидуальной полезности будет количество поданных голосов при выборах или число проведенных депутатов в Государственную Думу.
Обозначим индивидуальную полезность выборов для каждого избирателя как ΔUip – т.е. ожидание изменения полезности ΔU (от англ. utility – полезность) избирателя i при условии, если он проголосует за партию p (в примере пропорциональной избирательной системы). Таким образом, ΔUi будет являться дискретной функцией аргумента p, причем значения функции могут принимать положительные, отрицательные и (в некоторых случаях) нулевые значения (т.е. избиратель ожидает, что при выборе кандидатов той или иной партии его экономическое, социальное etc. положение может улучшиться, ухудшиться или остаться на приблизительно неизменном уровне). Теория рационального выбора утверждает, что каждый индивид выбирает тот показатель p, при котором максимизируется ΔU).
Примеры. Пенсионерка Тамара Архиповна Фабричникова, проживающая в г. Екатеринбурге, ожидает ухудшения собственного материального положения при приходе к власти правых сил (т.е. при р = “СПС”, ΔU0 & ΔUfta?max). Наиболее рациональным выбором для нее будет голосование за КПРФ.
Бизнесмен Борис Абрамович Березовский, проживающий в г. Москве, напротив, опасается увеличения влияния коммунистов, которые могут экспроприировать его собственность (ΔU<0); ни в коем случае не желает широкого представительства движения ОВР, среди лидеров которого много его политических противников и даже личных врагов (также ΔU0); однако наилучшим вариантом для него будет победа “Единства” – движения, в создании которого он принимал непосредственное участие и от которого ожидает способствования в улучшении собственного материального положения и политических позиций (ΔU>0 & ΔUbab?max). Т.о., для избирателя Березовского наилучшим будет вариант голосования за “Единство” (хотя дальнейшие события и показали, что “Единство” не оправдало его ожиданий).
В прессе часто можно встретить выражения, что “общество заставляют делать ложный выбор” или “люди выбирают меньшее из зол”. С точки зрения теории рационального выбора это означает, что для некоторых категорий избирателей ΔU<0 при любом р. В таких случаях у избирателя есть несколько вариантов возможных действий: · во-первых, действительно выбрать “меньшее из зол”, т.е. несмотря на отрицательные значения ΔUi, выбрать такое р, при котором ΔUi хотя бы близко к нулю; · во-вторых, проголосовать “против всех”, ожидая тем самым, что ΔUi будет иметь не сильно отрицательное значение; · в-третьих, вообще не идти на выборы (благо, абсентеизм дозволяется действующим избирательным законодательством РФ).
Последний вариант вероятен и в том случае, если ожидаемое изменение полезности ΔUi может быть положительным, однако по некоторым причинам избиратель все равно не идет на выборы. Как правило, связано это с тем, что при выполнении электоральных действий индивид несет определенные трансакционные (сопутствующие) издержки: тратит собственное личное или рабочее время, затрачивает психологический или интеллектуальный ресурс для того, чтобы разобраться в многочисленных программах партий и кандидатов etc. Если величина трансакционных затрат выше, чем ожидаемая полезность от участия в выборах, то избиратель зачастую голосовать не идет. К примеру, показатель абсентеизма на декабрьских выборах 1999 г. составил в разных регионах от 50 до 75 %.
Показатель ΔUi не является чем-то раз и навсегда заданным: он может изменяться под воздействием различных факторов, главный из которых – постоянное получение избирателем информации, поскольку в объективной реальности информация не является абсолютно доступным и мгновенно перемещающимся ресурсом. В ходе предвыборных кампаний резко активизируется деятельность СМИ, которые оказывают очень сильное влияние на быстрое (порой в несколько недель) изменение ожиданий избирателей.
Пример. В сентябре 1999 г. было создано межрегиональное движение “Единство”. Поначалу оно не вызывало у избирателей каких-либо определенных ожиданий ΔUi. Однако в результате массированной кампании в средствах массовой информации удалось создать у электората образ “политического товара с хорошими потребительскими свойствами” (термин, применяемый в экономической теории рационального выбора) и тем самым максимизировать ΔU для многих избирателей при р = “Единство”. Итог всем известен: “Единство” добилось внушительного успеха на выборах, выразив ожидания и “модернистов”, и “традиционалистов”, и (в особенности) сторонников “третьего пути”.
Как уже говорилось выше, для кандидатов в депутаты Государственной Думы и политических партий, баллотирующихся по общефедеральному списку, показатель индивидуальной полезности более осязаемый – количество поданных за кандидата или партию голосов избирателей. Обозначим его как Qp (от англ. quantity – количество).
Существует несколько возможных стратегий достижения необходимого Qp. Поскольку, согласно теории рационального выбора, голоса между кандидатами или партиями распределяются в зависимости от рациональных ожиданий избирателей (т.е. Qp зависит от совокупности ΔUip), то, вероятно, главной задачей становится максимизация Σi – суммарного количество избирателей, для которых ΔUi?max при данном р (за вычетом не голосовавших и голосовавших против всех). Одна из предвыборных стратегий и заключается в том, чтобы Σip максимально конвертировать в Qp. Переводя на русский язык, это означает, что тот или иной кандидат / партия пытается выстроить свою программу следующим образом, чтобы уловить ожидания как можно большего количества избирателей. Такая стратегия всегда оправдана при мажоритарных выборах в один тур, где действительно требуется быстро понравиться электорату и обойти всех своих конкурентах. По такой системе относительного большинства выбирается половина состава Государственной Думы, поэтому такой путь является чуть ли не единственно возможным для кандидатов-одномандатников. Что касается партий, использующих такую стратегию, то они получили в американской политологии наименование “партии-хватай-всех” (catch’em all parties). На выборах 1999 г. подобную стратегию использовало движение “Единство”, сделавшее себе популярность на отсутствии четкой идеологии и тем самым завоевавшее сторонников среди самых различных групп избирателей.
Однако не всегда можно удовлетворить ожидания абсолютно всех. Существуют такие категории избирателей, ΔUi значительно отличаются от среднестатистических. Соответственно, для таких “привередливых покупателей” “политического товара” должны найтись и свои “продавцы”. Задачей таких партий-“продавцов” становится поддержание высоких показателей ΔUip среди “своего” электората. Причем, если говорить об избирательной системе РФ, партия должна следить за тем, чтобы ее социальная база в худшем случае не находилась ниже критической отметки в 5 % (иначе ее представители вообще не попадут в Думу), а в лучшем случае – всемерно расширялась. Классическим примером таких партий в российской политике является КПРФ, которая имеет довольно стабильный процент сторонников и не особенно стремится к увеличению Σi, для которых ΔUi?max при р = “КПРФ”, так как тем самым возникает риск утери своей традиционной социальной базы.
Важным элементом предвыборной гонки являются коалиционные стратегии ее участников. Причем эти стратегии могут реализовываться как на предварительной стадии (до регистрации кандидатов и предвыборных блоков), так и на финальном этапе электоральных кампаний. Следует отметить, что далеко не всегда (точнее, как правило, не всегда) число сторонников блока или коалиции равно простой арифметической сумме сторонников его / ее составных частей (т.е. Qp1+р2 = Qp1 + Qp2). Намного чаще бывают другие случаи: 1) Qp1+р2 > Qp1 + Qp2. Блок или коалиция получает большее количество голосов, нежели если бы отдельные составляющие баллотировались поодиночке. Пример: объединение в 1999 г. привычных российскому избирателю либералов из “Правого дела” и “Новой силы” С. Кириенко в движение “Союз правых сил” оказалось довольно удачным и привело к успеху на выборах по пропорциональной системе. 2) Qp1+р2 < Qp1 + Qp2. Объединение получает меньше голосов, чем могли бы получить отдельные его части. Например, сейчас многие политологи говорят о том, что на выборах 2003 г. “Единая Россия” вряд ли сможет достигнуть суммарного результата, полученного ОВР и “Единством” в 1999 г.
На выборах 1999 г. по одномандатным округам также были нередки случаи блокирования. К примеру, те же ОВР и “Единство”, враждовавшие на столичном уровне, в регионах зачастую поддерживали одних и тех же кандидатов, что иногда снижало шансы представителей других политических сил, скажем, коммунистов.
Вообще, успешность коалиционных стратегий во многом зависит от того, насколько велика степень схожести потребительских свойств предлагаемого “политического товара”. Если, как в случае с правыми, отдельные политические субъекты действуют на практически идентичном электоральном поле (или, если угодно, экологической нише), то тогда вероятность успеха коалиции теоретически более высока. Если же между участниками есть существенные различия с точки зрения избирателей, хотя бы даже внешнего характера (как между образами “Единства” и ОВР), то такой союз может и не вызвать позитивных ожиданий у электората.
Парадокс формальной (представительной) демократии заключается в том, что электоральный процесс представляет собой обмен не совсем равноценными ресурсами. Политические силы (партии, кандидаты) предлагают на рынок политических идей свои программы, что для рядового избирателя выражается в “приобретении ожиданий” (т.е. сугубо виртуального товара). Взамен же избиратели предоставляют политическим акторам вполне ощутимый ресурс, измеряемый количеством голосов и трансформируемый затем в места в коридорах власти. Политические ожидания электората в итоге часто оказываются “котом в мешке” и не всегда отражают то, чего электорат хотел. Сглаживание последствий такого не всегда эквивалентного обмена многими политологами видятся в развитии институтов прямой демократии (референдумов etc.), местного самоуправления. В некоторых странах эту проблему пытаются решить способом наличия императивного мандата – т.е. права отзыва депутатов населением, если те не выполняют их наказов. Такая практика вызывает уже другие трудности, исследование которых не входит в задачи данной работы.
Источники и литература

1. Алексеева Т.А. Современные политические теории. М., РОССПЭН, 2001. С. 115 – 120.
2. Вейнгаст Б. Политические институты с позиций концепции рационального выбора. // Политическая наука: новые направления. / Сб. науч. тр. под ред. Р. Гудина, Х.-Д. Клингеманна. М., Вече, 1999. С. 181 – 204.
3. Нуреев Р. Теория общественного выбора: учебно-методическое пособие. // Вопросы экономики. 2002. - № 8. С. 122 – 149. - № 9. С. 127 – 153. - № 10. С. 126 – 151.
4. Политическая энциклопедия, в 2-х тт. / Под рук. Г.Ю. Семигина. М., Мысль, 1999. Т. 2, с. 323.
5. Сергеев В.М., Беляев А.В., Бирюков Н.И., Гусев Л.Ю. Становление парламентских партий в России. Государственная Дума в 1994 – 1997 годах. // Полис. 1999. № 1. С. 50 – 71.
6. Страхов А.П. Изучение электорального поведения россиян: социокультурный подход. // Полис. 2000. № 3. С. 90 – 96.
7. Холодковский К.Г. Парламентские выборы 1999 года и партийное структурирование российского общества. // Полис. 2000. № 2. С. 45 – 53.


Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:    /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=40&article=75    /    Просмотров: 9291

Последние статьи раздела
ОБЩЕСТВА СОДЕЙСТВИЯ МИЛИЦИИ В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РСФСР (1928-1932 ГГ.)

КОНЕЦ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КАРЬЕРЫ «ЛЕГЕНДАРНОГО МАРШАЛА»: СМЕЩЕНИЕ К.Е. ВОРОШИЛОВА С ПОСТА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР В МАЕ 1960 Г.

К ВОПРОСУ О МОРАЛЬНО-НРАВСТВЕННОМ ОБЛИКЕ БЕЛОЙ АРМИИ

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ БИБЛИОТЕЧНОГО ДЕЛА В СУРГУТЕ

КРЕСТЬЯНСКАЯ ССЫЛКА НА СЕВЕР ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СОВРЕМЕННЫХ ПУБЛИКАЦИЯХ



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"