МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Новейшая история
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
25.06.2004 (09:35)
Версия для печати
ПОЛИТИЧЕСКИЙ РЕЖИМ РФ

Владимир Флягин - "Проект Ахей"

В XX веке стало историческим фактом, что большинство тоталитарных систем, основанных на принципе подчинения личности и общества государству, рухнули. В Германии и Италии это стало результатом поражения господствовавших там режимов во Второй мировой войне. Что касается краха тоталитаризма в бывшем СССР, то вопрос этот признается сложным и многоплановым. Советская тоталитарная система представляла собой по-своему весьма совершенную и четко оформленную конструкцию, где каждый элемент был строго подогнан к другому. Но совершенство это было лишь внутренним состоянием, она прекрасно существовала только в условиях более или менее полной экономической, политической и идеологической изоляции подавляющего большинства населения от процессов, разворачивающихся в остальном мире. Рано или поздно наступил момент, когда данный принцип как в СССР, так и во всем социалистическом мире стал подвергаться эрозии. Этот процесс особенно интенсифицировался с развертыванием нового этапа научно-технической революции, ее информационной фазы. В условиях наращивания информационной и телекоммуникационной революции со всей очевидностью обнаружилось, что существующая система в СССР стала не успевать за изменяющимися внешними условиями В отечественной и зарубежной публицистической и научной литературе существует мнение, согласно которому распад СССР явился результатом сокрушительной победы, одержанной Америкой и возглавляемым ею западным союзом в «холодной войне» над своим могущественным противником. Можно сказать, что Америка и Запад в целом вышли победителями в историческом соревновании с СССР и коммунистической системой. Как говорил президент США Р. Рейган: «Мы заставим Советы вдавить педаль газа в пол». Советский коммунизм, победивший во Второй мировой войне и доказавший тем самым живучесть в экстремальных ситуациях, оказался экономически неэффективным и не выдержал мирного соревнования с Западом. В начале 1990-х гг. СССР неожиданно для всех разбился на множество осколков, наиболее крупный из которых называется Российской Федерацией – этакое рудиментарное образование, в котором мы с вами пока и живем. Так или иначе, в начале 1990-х гг. политические силы страны оказались перед непростой проблемой – какой форме правления быть российской государственности: республикой парламентской, президентской или смешанной, полупрезидентской. Борьба мнений в России отнюдь не ограничивалась этими тремя альтернативами. Вплоть до настоящего времени существуют сторонники восстановления монархии, установления новой тоталитарной диктатуры etc. После конституционного кризиса 1993 г. была принята новая Конституция, провозгласившая, что «… Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления» (ст. 1). Ст. 10 предполагает разделение государственной власти в Российской Федерации на законодательную, исполнительную и судебную, которые независимы друг от друга. Налицо признаки, демонстрирующие демократический характер новой государственности. Согласно юридически-институциональному критерию, разновидности демократических режимов определяются отношениями между законодательной и исполнительной властями. С этой позиции выделяют парламентские и президентские режимы. Россия по этой типологии оценивается неоднозначно. По формальным основаниям Российская Федерация – есть смешанная (полупрезидентская) республика, т.е. президент избирается всеобщим голосованием, принимает активное участие в формировании правительства и подборе кандидатуры его главы, однако правительство также несет ответственность и перед парламентом (точнее, перед нижней его палатой – Государственной Думой). Аналогичная система взаимоотношений ветвей власти существует в ряде демократических государств, главным образом европейских. С другой точки зрения, Россия является не полупрезидентской, а суперпрезидентской республикой, аналогично многим африканским и азиатским странам третьего мира. В таких государствах президенту принадлежит практически вся полнота власти, роль парламента сведена до декоративного законосовещательного органа, а правительство и его глава становятся техническими исполнителями воли президента. Суперпрезидентские режимы, как правило, не могут считаться демократическими, однако они, в большинстве своем, обладают определенной легитимностью. В Конституции РФ определен срок исполнения президентских полномочий – 4 года (небольшой и довольно типичный для мировой практики), а также существует ограничение на занятие одним лицом должности президента двумя сроками (ст. 81), что формально также может считаться признаком сдерживания автократических устремлений. Высшим законодательным органом Российской Федерации является Федеральное Собрание, состоящее из двух палат – Совета Федерации и Государственной Думы. В Совет Федерации – верхнюю палату российского парламента – входят по два представителя от каждого субъекта Российской Федерации: по одному от представительного и исполнительного органов государственной власти (ст. 95 Конституции РФ), т.е. всего 178 сенаторов. Государственная Дума состоит из 450 депутатов, избираемых сроком на 4 года по следующему принципу: половина (225 депутатов) выбираются в одномандатных округах по мажоритарной системе, другая половина – по партийным спискам в рамках пропорциональной системы, причем существует отсеивающий барьер для партий и движений, не набирающих 5 % голосов избирателей. Таким образом, в целом система выборов в Государственную Думу носит смешанный характер. Исполнительную власть в России осуществляет Правительство Российской Федерации, состоящее из председателя, заместителя председателя и федеральных министров (ст. 110 Конституции РФ). Особенностью российской политической системы является то, что председатель правительства назначается президентом с согласия Государственной Думы. Такой порядок существует в некоторых полупрезидентских республик, например, во Франции, однако в той же Франции есть не зафиксированный в Конституции правовой обычай, согласно которому премьером становится лидер победившей на парламентских выборах партии. В России же сложилась такая ситуация (во многом являющейся слабостью партийной системы), когда в большинстве случаев правительство формируется не на основе партийного большинства, а по воле президента, отражая не влияние политических партий в обществе, а консенсус бюрократических и олигархических группировок при дворе главы государства, и состоит, как правило, не из профессиональных политиков, а из отраслевых технократов. Таким образом, механизмы комплектования органа российской исполнительной власти больше содержат не демократических, а авторитарных элементов, что и дает основания некоторым политологам говорить о России как об авторитарной суперпрезидентской республике. Важнейшим критерием, характеризующим тип политического режима, являются юридически закрепленные права и свободы граждан. В этом плане Россия формально удовлетворяет критериям демократизма: высший политический законодательный орган избирается народом, существует всеобщее равное прямое избирательное право. Провозглашено право граждан Российской Федерации участвовать в референдуме, хотя на практике с момента начала действия новой Конституции ни одного общероссийского референдума пока не проводилось. Однако в демократических обществах законы закрепляют прежде всего права личности, главный их принцип: «все, что не запрещено – разрешено». В России же очень часто не только законы, но и судебная практика стоит преимущественно на стороне государства, а не личности. Разветвленное древо российской бюрократии жило, живет и будет жить по другому принципу: «все, что не разрешено – запрещено». Во всяких демократических государствах должна функционировать многопартийная система, при которой одна партия может сменить у власти другую на законных основаниях в результате выборов. Авторитарные режимы, в общем-то, также допускают многопартийность – в стране может быть несколько партий, но они, скорее всего, карликовые и играют несущественную роль. Партийная система в России еще не устоялась и находится в стадии формирования. По-видимому, для ускорения процесса партогенеза в 2001 г. по инициативе Путина был принят новый закон о политических партиях, согласно которому усложняется их государственная регистрация и ужесточаются правила для участия в выборах. Другим шагом правящей элиты стало объединение движений «Единство» и ОВР в партию «Единая Россия» – мощную организацию, выражающую интересы высшей федеральной и региональной бюрократии. Все эти меры можно трактовать или как попытку упорядочения хаотической партийной системы страны, или как переход к методам «управляемой демократии», с настоящей демократией не имеющей ничего общего. Важную роль в современном обществе играют средства массовой информации, иногда СМИ называют «четвертой властью». Их политическая роль обусловлена прежде всего тем, что они являются достаточно самостоятельным предприятием по производству политической информации, формируют общественное мнение, оказывают влияние на все политические процессы, способствуют политическому просвещению широких слоев населения. Российская власть, как, в принципе, и любой политический режим, даже демократический, любыми средствами стремится контролировать средства массовой информации. Тот, кто контролирует информацию, может не только решающим образом влиять на коллективное сознание, но способен в определенной мере направлять поведение масс. В 1990-х гг. СМИ действовали достаточно автономно, важная информация широко распространялась в обществе, зачастую она имела резко оппозиционный к действующим политическим силам характер. Известны факты, когда воздействие прессы приводило к политическим скандалам и кризисам, даже к отставкам политических лидеров. Характерный пример – т.н. «дело союза писателей» в 1997 г., закончившееся перетряской правительства и увольнением или понижением в должности членов команды первого вице-премьера А. Чубайса. Казалось бы, все выглядит как на демократическом Западе. Однако, если «у них» СМИ являются прибыльной частью бизнеса, имеют относительную свободу от государства и крупнейших корпораций, то «у нас» пресса стала дубиной чиновничье-олигархических группировок, постоянно в разных комбинациях борющихся между собой. Пример с Чубайсом как раз из этой оперы: группировка Березовского – Гусинского с помощью подконтрольных им СМИ одержала локальную победу над группировкой Потанина – Чубайса в отместку за присвоение теми в результате подложного залогового аукциона крупного пакета акций АО «Связьинвест» (естественного монополиста на рынке телекоммуникационных услуг). Другая проблема, возникшая в 1990-е годы – после многих десятилетий вынужденного молчания пресса почувствовала полную волю и потеряла всякую меру. Телеэкраны и газеты захлестнула волна разнообразной «порнухи», «чернухи» etc. Для решения этой и других проблем, а также для пресечения новых возможных олигархических войн, администрация нового президента В.В. Путина взяла курс на постепенное огосударствление СМИ. Первыми пали телеканалы – сначала НТВ, затем ТВ-6. Методы, использовавшиеся при взятии телевидения под государственный контроль, достойны лучших традиций советского партийно-чекистского лицемерия и двойной морали. Формально речь шла о «споре хозяйствующих субъектов», в котором «государство защищало права миноритарных акционеров» в лице таких государственных или полугосударственных сырьевых монстров, как «Газпром» и «ЛУКОЙЛ». За последние годы укрепляется цензура над всеми средствами массовой информации, которым разрешено критиковать отдельные недостатки государственной политики, но в целом сохраняется лояльность по отношению к правящей системе. Подобная ситуация является типичной для многих авторитарных режимов, однако в России данная тенденция еще не реализовалась в полной мере – пока что существует определенное количество реально независимых газет и радиостанций (среди телеканалов таковых уже не осталось), да и установить контроль над виртуальными средствами информации (имеется в виду прежде всего Интернет) представляется весьма проблематичным в современных условиях. Рассмотрим теперь идеологическое обрамление нынешнего политического режима. В политической науке традиционно считается, что в демократическом обществе отсутствует какая-то одна официальная идеология. В условиях плюрализма многие идейные течения противостоят друг другу, сохраняются общенациональные мировоззренческие ценности, церковь отделена от государства и государственная власть носит светский характер. Действительно, Российская Федерация удовлетворяет практически всем этим требованиям, для того, чтобы считаться идеологически свободным государством. В обществе царит не то что идеологический плюрализм, а настоящая идеологическая неразбериха; официальной же идеологии не существует вовсе. Если говорить о церкви, то десятилетия советской власти многое сделали в плане секуляризации массового сознания, и теперь религия в России осталась в основном лишь как декоративный элемент традиции (хотя и не для всех – исключением можно считать мусульманские народы). Следует отметить, что политология как наука имеет все-таки западное происхождение, поэтому ей априори присущ определенный европоцентризм. Можно ли западное общество считать плюралистичным, если в нем, в общем-то, господствует одна идеология – либерально-демократическая? Вариации могут быть разными – консерватизм, либерализм, социал-демократизм; но все они отстаивают базовые для западной цивилизации ценности, как-то: приоритет частнособственнических интересов, представление человека в виде достаточно независимого от социума индивида etc. Недаром латинское слово individuus означает то же самое, что и греческое atomos – «неделимый», т.е. западное «гражданское общество» можно представить в виде хаотически движущихся и сталкивающихся между собой атомов. Любые же другие идеологии, отрицающие хотя бы что-нибудь из этого традиционного либерально-демократического иконостаса, объявляются экстремистскими и подвергаются не меньшим гонениям, чем в самых жестоких тоталитарных режимах (здесь можно вспомнить и «маккартизм» в США 1950-х гг., и политику «денацификации» Германии после Второй мировой войны). Исходя из всего вышесказанного, распространенная ныне в науке классификация политических режимов (демократический; авторитарный; тоталитарный) не является универсальной формулой для всех времен и народов, а всего лишь отражает степень «вестернизации» политического режима того или иного государства, причем только применительно к новому времени (включая, безусловно, XX век). Очень немногие сильные государства (или небольшие, но находящиеся под крылом сильных) могут позволить себе смелость (или роскошь, кому как больше нравится) бросить вызов господству Запада и встать на путь построения тоталитаризма. Такой сильной страной был в свое время и Советский Союз. Нынешнюю же Россию сильной никак не назовешь, поэтому после краткого периода демократического идеализма она закономерно начинает двигаться к естественному для нее состоянию – политическому режиму, сочетающему сильную автократическую власть с редистрибутивной экономикой. Современный путинский умеренный авторитаризм, как и любой авторитаризм, является переходной формой, мимикрией, призванной сохранять традиционные ценности российской цивилизации, но без опасности быть зачисленным в «государства-изгои», подобно тоталитарным Ираку, Кубе или Северной Корее. Черчилль в свое время говорил о том, что демократия является наихудшим государственным строем, с поправкой, что другие еще хуже. Действительно, эта формула справедлива, но скорее для западных стран; для России же она всегда оказывалась неприменимой (и в 1917 году, и сейчас). И сегодняшний «ползучий» авторитаризм нужно оценивать не по нормативной шкале «хорошо – плохо», а принимать его как объективную данность, как наиболее рациональную форму правления для современной России. Список литературы 1. Баков А., Дубичев В. Цивилизации Средиземья. Екатеринбург: Уральский рабочий, 1995. 2. Гаджиев К.С. Политическая наука. М.: Сорос, 1994. 3. Гулько Н. Прямое выключение. // Власть. 2001. № 48. С. 9 – 11. 4. Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. Мыслить Пространством. М.: Арктогея-центр, 1999. 5. Ильин В.В. Политология. М.: Университет, 2000. 6. Конституция Российской Федерации. 7. Политология: курс лекций / под ред. А.А. Радугина

Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:    /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=40&article=149    /    Просмотров: 12662

Последние статьи раздела
ОБЩЕСТВА СОДЕЙСТВИЯ МИЛИЦИИ В ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РСФСР (1928-1932 ГГ.)

КОНЕЦ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КАРЬЕРЫ «ЛЕГЕНДАРНОГО МАРШАЛА»: СМЕЩЕНИЕ К.Е. ВОРОШИЛОВА С ПОСТА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР В МАЕ 1960 Г.

К ВОПРОСУ О МОРАЛЬНО-НРАВСТВЕННОМ ОБЛИКЕ БЕЛОЙ АРМИИ

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ БИБЛИОТЕЧНОГО ДЕЛА В СУРГУТЕ

КРЕСТЬЯНСКАЯ ССЫЛКА НА СЕВЕР ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В СОВРЕМЕННЫХ ПУБЛИКАЦИЯХ



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"