МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Новая история
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
08.04.2005 (08:25)
Версия для печати
НАПОЛЕОН В МОСКВЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ СЮЖЕТ НА ФОНЕ ЛОКАЛЬНОЙ ИСТОРИИ И МИКРОИСТОРИИ

Земцов В.Н. - "Проект Ахей"

Тот, кто преподает историю (отечественную или зарубежную – не важно, как не важно и то, преподает он в старших классах средней школы и лицея, на младших курсах гуманитарных или технических факультетов вузов или, наконец, на старших курсах исторических факультетов) не может не обратить внимания на то, как стремительно в последние 10 – 15 лет потускнели и стали вовсе исчезать знания у школьников и студентов не только по исторической географии, но и по географии в целом. Города, моря, реки, горы, а то и континенты оказываются объектами, недоступными для постижения даже в виде их локализации на карте. Ход какого-нибудь сражения или в целом военных действий, ранее не рассматривавшиеся на занятиях в силу их очевидности, на рубеже 1980 – 90-х гг. перестали разбираться по причине, как тогда казалось, «ненужности». Но сегодня преподаватель, желающий обратиться к военно-исторической тематике, просто опасается бессмысленности потраченных усилий.

И все же… Если на минуту отвлечься от чисто школьных и вузовских причин такой ситуации, то невольно увидишь, что убожество «картографических» знаний является лишь отражением того, что происходит в «большой» науке. Вышедшая в ведущем издательстве РОССПЭН в 2004 г. фундаментальная энциклопедия «Отечественная война 1812 года» либо просто воспроизвела устаревшие карты из работ Д.П. Бутурлина и К.Ф. Толя, либо предложила новейшие схемы, выполненные в компьютерной графике, на которых оказались «потерянными» целые дивизии и корпуса! Последние значительные работы по теме 1812 года Л.Л. Ивченко и А.И. Попова вообще оказались без карт и схем!

А между тем, в последние годы каждый второй автор исторического произведения считает своим долгом заявить о готовности вписаться в «постмодернистский поворот» и объявляет о приверженности локальной истории, микроистории, или просто заявляет о междисциплинарном ракурсе своего исследования. Реально же наблюдается, во-первых, стремление подменить кропотливую работу с источниками (без чего немыслима ни микроистория, ни локальная история) пересказыванием чужих мыслей и пустым теоретизированием, а, во-вторых, путаница в новомодных терминах и неготовность реально воспользоваться новейшим инструментарием, открывающим историку немалые перспективы.

Попытаемся эти перспективы обозначить на примере важнейшего сюжета отечественной и мировой истории, а именно 36-дневного пребывания Наполеона в Москве. Как ни странно, но в отечественной и зарубежной историографии имеются только две основательные работы, посвященные этой теме. Одна принадлежит перу А.Н. Попова и вышла еще в 1876 г.! Вторая опубликована французской писательницей русского происхождения Д. Оливье в 1964 г. Если А.Н. Попов, прекрасно знавший особенности «допожарной» Москвы, удачно «накладывал» события на географию города 1812 г., то Д. Оливье, пытаясь проникнуть в движения человеческой души участников великой драмы, вместе с тем демонстрировала слабое знакомство со спецификой русской столицы того времени. В сущности, сегодня может идти речь о своеобразном соединении московского «краеведения» с тем, что принято сейчас называть «микроисторией», когда внимание концентрируется на объяснении конкретного поступка конкретного человека в конкретном месте и в конкретное время. Уже главная проблема, волнующая историков, публицистов, писателей и поэтов почти два столетия -–а именно, причины и обстоятельства начала московского пожара – может предстать сейчас в новом свете. Подробная локализация местонахождения соединений и частей Великой армии, вступивших в Москву 14 сентября, в соединении с максимально возможной детализацией действий ее чинов и самого Наполеона позволяет понять мотивы действий французов и их главнокомандующего. Наполеон, вопреки всему предшествующему опыту военных действий в России, был уверен, что русские не станут жечь Москву! Несмотря на, казалось бы, очевидность развития событий 14 и 15-го сентября, а именно, начала больших пожаров, организованных русским командованием и властями, французский император упорно отказывался принимать меры для их предотвращения. Именно это привело к поистине гигантскому размаху московской трагедии. Стоит ли говорить, что такое утверждение мы решились высказать только после кропотливого изучения карт «допожарной» Москвы и карты 1813 г.; совмещения сотен свидетельств солдат-иностранцев, плохо знавших русскую столицу, а значит, и допускавших явные неточности; локализации мест первых пожаров; учета атмосферных явлений (прежде всего, направления и силы ветра); особенностей восприятия отдельными чинами Великой армии русских реалий (на основе учета их предшествующего персонального опыта и особенностей сознания, отразившихся в их дневниках, письмах, мемуарах и пр.); достоверной реконструкции (иногда по часам и минутам) действий французского императора.

Не менее ценный материал дает изучение повседневной жизни чинов наполеоновской армии в Москве. Комплекс различных документов, прежде всего личного происхождения (где вопросам быта и личных ощущений уделено значительное место), позволяет нам нарисовать картины, обычно исчезающие при обращении к «большой истории», а именно – рацион питания, устройство кухонь, освещения, отхожих мест и всего того, что ежедневно определяет настроение человека, его ощущения комфорта или дискомфорта, характер восприятия чужого образа жизни и пр. Стоит ли отмечать, что такого рода «малая история» возможна только при тщательной реконструкции географии города и его развалин в 1812 г. Немалое место в воспроизведении этого исторического «среза» занимает вопрос о реконструкции быта и ощущений самого Наполеона. В этой связи сразу следует определить, что французский император, вопреки утверждениям многих авторов, отнюдь не чувствовал себя в изоляции, будучи якобы «скован партизанами». Он мог достаточно свободно, при желании, расширить районы фуражирования, отправляя войска в Дмитров, Богородск, и даже был готов продвинуть части 3-го армейского корпуса до Владимира. Недавняя реконструкция реальной картины действий партизанских отрядов, осуществленная А.И. Поповым, серьезно меняет наши представления о географии и характере «московской ловушки». Прояснение проблемы об объемах продовольствия, имевшихся в распоряжении Великой армии в Москве также по-новому ставит вопрос о возможности зимовки в русской столице. Картина мероприятий, проводимых по защите Кремля, Новодевичьего монастыря и ряда других объектов не может свидетельствовать о том, что они проводились только ради «введения противника в заблуждение». Тем большую актуальность вновь приобретает вопрос о главных причинах и сроках оставления Наполеоном Москвы.

Немаловажную роль имеет вопрос о мародерстве и других бесчинствах солдат Великой армии в Москве. Не только во французской, но и в отечественной историографии (вплоть до Н.А. Троицкого) бытует тезис о том, что собственно французские части вели себя в Москве достойно, а вина за все бесчинства лежит чуть ли не исключительно на поляках, баварцах, саксонцах, вюртембержцах, итальянцах и пр. «Микроисторический материал» при совмещении его с «локальной историей» дает более точную картину, которая оказывается весьма отличной от расхожих утверждений, бытующих почти 200 лет в литературе. Речь, в сущности, должна идти не только о национальных особенностях и склонностях к мародерству, насилиям и убийствам, но об общих изменениях в человеческой натуре в условиях войны.

12 октября (н. ст.) 1812 г. в Москве выпал первый снег, который долго не таял. К тому времени подготовка к отступлению Великой армии из Москвы уже шла полным ходом. Большие морозы, как доложили Наполеону на основе изучения календарей за 40 лет, должны были начаться только в первых числах декабря (н. ст.). Таким образом, казалось, что Великая армия имела все возможности идти туда, куда она хочет, и остановиться там, где она пожелает. Почему же все закончилось для нее катастрофой? Убедительный ответ на этот главный вопрос русской и европейской истории начала XIX в., как нам представляется, может дать лишь рассмотрение всей совокупности «мелких событий» через наложение их на крупномасштабную «историческую карту». Только после этого историки смогут предложить свои выводы, обогащенные уверенностью (или видимостью уверенности?) в подлинности знания, тем, кто изучает учебную дисциплину под названием «История».



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:  0  /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=39&article=496    /    Просмотров: 7099

Последние статьи раздела
УЧИЛИЩЕ ПРИ ТИПОГРАФИИ ГАЗЕТЫ «НОВОЕ ВРЕМЯ» (А.С. СУВОРИНА)

НЕМЕЦКАЯ ИММИГРАЦИЯ В США В КОНЦЕ XVIII - XIX ВВ. К ВОПРОСУ О ЧИСЛЕННОСТИ И ПРИЧИНАХ

ОБРАЗ ВОСТОКА В МИРОВОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ(ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX – XX ВВ.)

НАПОЛЕОН В МОСКВЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ СЮЖЕТ НА ФОНЕ ЛОКАЛЬНОЙ ИСТОРИИ И МИКРОИСТОРИИ

“МОИ ЛИЦЕЙСКИЕ ДОСУГИ…”: ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ ДВОРЯНСТВА (НА ПРИМЕРЕ ПУШКИНСКОГО ВЫПУСКАИМПЕРАТОРСКОГО ЦАРСКОСЕЛЬСКОГО ЛИЦЕЯ)



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"