МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Новая история
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
21.09.2004 (12:47)
Версия для печати
ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ СИБИРСКОЙ РЕФОРМЫ 1819-1822 ГГ. (К ВОПРОСУ ОБ ИСТОЧНИКАХ ИЗУЧЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА)

Бабиков Д.К. - "Проект Ахей"

Кодификация сибирского законодательства М.М.Сперанским занимает особое место в попытках систематизации законодательства в Российской империи в первой четверти XIX в. Это единственный пример в истории русского законодательства первой половины XIX в., когда изучение состояния регионального законодательства, реального положения дел и подготовка законопроектов реформы проводилось непосредственно на территории будущих преобразований, а не в центральных государственных органах. Причиной этому была “почетная ссылка” видного государственного деятеля М.М.Сперанского в Сибирь, назначенного в марте 1819 г. на должность генерал-губернатора Сибири. Кризисная ситуация в России отразилась и на Сибири. Центральные власти столкнулось с тем, что управленческие и законодательные меры развития сибирских территорий не приносили желаемых результатов. Доходы сибирских территорий в казну сократились, медленно шло развитие края, его заселение, необходимо было решать проблемы этапирования и размещения ссыльных, законодательного статуса местного населения и многие другие. Во время ревизии края новый генерал-губернатор изучил положение дел в городах, местных селениях, местах каторги и поселения, крепостях. Он столкнулся с тем, что в Сибири “буйный разгул чиновничьего, полицейского самовластия и деспотизма проявился со всей необузданностью”. По результатам проверки состояния дел ряд чиновников был отдан под суд, 681 служащий отстранен от должности, около 3 млн руб. составили взыскания похищенных из казны сумм.

2. Итогом ревизии явился вывод Сперанского о необходимости коренного пересмотра всей системы законодательства о Сибири. Множество узаконений регулировали различные стороны экономической и социальной жизни сибирских губерний. Ближайшим помощником Сперанского в сибирских преобразованиях стал Г.С.Батеньков - начальник Сибирского округа путей сообщения. Сперанский привлек Батенькова к изучению проблем региона. Батеньков в кратчайшие сроки проделал огромную подготовительную работу по сбору и обобщению исходных материалов для подготовки комплекса законодательных актов о Сибири: проанализировал массив законодательных, статистических и фактических данных, внес конкретные предложения. В результате этой деятельности появился комплекс документов под общим названием “Записка о заселении Сибири”, а также ряд записок по отдельным частям управления: “О Туруханском поселении”, “О поселении в Томской губернии посланных в зачет рекрут и за преступления людей”, “О каторжных и ссыльных в Нерчинские заводы поступающих” и др. Подготовленные Батеньковым материалы были представлены Сперанскому. Одновременно генерал-губернатор запросил ряд документов от местных властей о состоянии путей сообщения, горных промыслах и их управлении и др. Батенькову поручили подготовку наиболее важных законопроектов будущей реформы сибирского законодательства.

3. По итогам ревизии был подготовлен “Отчет тайного советника Сперанского и обозрение Сибири”. Одновременно генерал-губернатор отредактировал и дополнил комплекс законопроектов, подготовленных для Сибирской реформы. Первопричиной беспорядков и злоупотреблений Сперанский считал отсутствие коллегиальности в управлении, стройной законодательной системы, приспособленной к условиям края. Материалы в начале 1821 г. представляются Александру I. Для рассмотрения вопроса о Сибири 21 июня 1821 г. был образован особый комитет, который получил название Сибирский. В нем были сосредоточены все сведения об экономическом и социально-политическом состоянии края: статистические отчеты, донесения с мест, законодательные акты и пр. В состав комитета в числе прочих сановников вошел Сперанский, а правителем дел был назначен Батеньков. Около года (заседания проходили 4-5 раз в месяц) обсуждались материалы ревизии, а также проекты законодательных актов о Сибири. Большинство статей проектов получили лишь редакционные поправки. В июле 1822 г. Сибирский комитет передал одобренные законопроекты на рассмотрение императора. 22 июля 1822 г. Александр I утвердил “Учреждение для управления Сибирских губерний и девять уставов и положений, образовавших комплекс законов Сибирской реформы 1822 г.: Указ Сенату “О преобразовании сибирских губерний по новому учреждению”, Учреждение для управления сибирских губерний, Устав об управлении инородцев. Устав о сибирских киргизах, Устав о ссыльных, Устав об этапах в Сибирских губерниях, Устав о содержании сухопутных сообщений в Сибири, Устав о сибирских городовых казаках, Положение о земских повинностях в сибирских губерниях, Положение о казенных хлебных запасных магазинах, Положение о разборе исков по обязательствам, заключаемых в сибирских губерниях обывателями разных сословий и Указ начальнику Главного штаба “О распоряжении для приведения в действие Устава этапных команд”. Наиболее характерная черта комплекса законодательных актов - стремление обеспечить “привязку” общих принципов и имеющихся норм к законодательному регулированию вопросов управления и ее использования для решения общероссийских задач.

4. Законодательство Сибирской реформы включило ряд правовых актов. Его нормы были изложены в 4019 параграфах и ряде приложений к ним. Анализ этих законодательных памятников требует особой исследовательской работы и даже фрагментарное изложение этого законодательного массива далеко вышло бы за пределы данной статьи.

5. Учреждение для управления сибирских губерний составило основу кодификации. Оно включило 633 параграфа и определил систему бюрократическо-коллегиального управления краем. Стремясь обеспечить хоть какое-то ограничение полноты власти в столь “отдаленном крае”, Сперанский и Батеньков попытались создать два органа, которые должны были “сбалансировать” друг друга. Учреждение определило, что вопросами управления Сибири ведают два Главных управления - Восточной (Иркутск) и Западной (Тобольск) Сибири. “Главное управление составляют генерал-губернатор и Совет. Совет составляют советники ...определяемые высочайшими указами. Из них три определяются ...по представлению генерал-губернатора и три по представлению министерств (§ 13-14). Для совещания при рассмотрении дел в Совете Главного управления должны были приглашаться “начальники разных особенных частей”, т. е. военные, руководители учреждений путей сообщения, финансовых и др. (§ 15). Компетенция Главного управления включала “надзор над правильным и успешным движением (деятельностью) всех подчиненных ему управлений и доставление им нужных разрешений (§ 17). Единоначально генерал-губернатор решал вопросы управления подчиненными учреждениями и их составом (§ 19). Совет же давал заключения по общим и хозяйственным отчетам, сметам и другим вопросам, приостанавливал рассмотрение судебных приговоров, пересматривал уголовные дела в случае их неутверждения гражданским губернатором. Совет участвовал в законодательной деятельности: вносил представления о принятии новых проектов законов, давал их толкование и рекомендации по применению и т. п. (§ 20). Подобный механизм управления существовал и на уровне губерний (гражданский губернатор и Совет - §21-56), округов (начальник и Совет - § 57-102), городов (городничий и управа -§ 103-133) и волостей (голова и правления - § 134-144). Особенностью была строгая регламентация системы управления коренным (“инородческим”) населением. Дальнейшие нормы учреждения для управления сибирских губерний (§ 158-633) определяли порядок подчиненности центральным органам сибирских генерал-губернаторов и Главному управлению Сибири; соподчинение личного аппарата управления между различными его звеньями, делопроизводства; вопросы комплектования и прохождения службы чиновниками; механизм контроля за деятельностью отдельных частей управления, подчинявшихся как бы по двойной системе - генерал-губернатору и Совету Главного управления и соответствующему министерству и ведомству. Ряд норм регулировали также правовое положение областей (Омской и Якутской), общих и пограничных управлений в системе администрации Сибири. Дальнейший комплекс законодательных актов (уставов и положений) определял деятельность отдельных “сверх сих главных” частей (§ 11).

6. Уставы об управлении инородцев и о сибирских киргизах регламентировали порядок взаимоотношения русской администрации с местным населением. Определение правового статуса местного населения имело особо важное значение как с политической, так и экономической точек зрения. Данные законодательные акты свидетельствуют о попытке хоть какого-то урегулирования национальных отношений в рамках существовавшей системы, упорядочении системы обложения местного сибирского населения повинностями и сборами. Устав об управлении инородцев включал 372 параграфа. Хотелось бы подчеркнуть лишь два политико-правовых аспекта этого акта. Во-первых, законодательное определение статуса местного населения (§ 1-80), определение “прав” каждой из категорий и хотя бы формальное провозглашение для “оседлых” принципа равенства с российским населением. Параграф 15 Устава определил, например: “Все вообще оседлые инородцы сравниваются с россиянами в правах и обязанностях по сословиям, в которые они вступают. Они управляются на основании общих узаконений и учреждений”. Параграф 169 также подчеркивал, что “оседлые инородцы, имея равные права с россиянами, не подлежат никаким исключениям в зависимости от установленного начала”. Во-вторых, - это создание в управлении на компромиссных началах системы, учитывающей как момент централизованного, так и особенности национального управления. Важным моментом этих взаимоотношений являлась и регламентация податных отношений (§ 82- 372). Устав о сибирских киргизах включал 319 параграфов. Ряд его норм детализировал применение на практике общих положений Устава об управлении инородцами (§ 1). Закон предусматривал административно-родовую организацию управления: исходной единицей был аул (до 70 кибиток) под управлением старшины, а в волости (под управлением султанов) объединялись 10-12 аулов. В свою очередь 15-20 волостей образовывали округ во главе со старшим султаном. В качестве совещательного округа при старшем султане учреждался приказ из 4 заседателей (2 русских и 2 киргиза). Должности старшин являлись выборными на срок в 3 года, а султанов - переходными по наследству. Старшего султана сроком на 3 года избирало собрание султанов. Заседатели правлений из киргизов избирало собрание султанов и баев. Полицейские функции осуществлялись линейными казаками. Нормы Устава регламентировали довольно подробно широкий круг взаимоотношений русской и местной администрации, вопросы торговли, пограничного режима, повинностей и сборов, судопроизводства и др. Указанные акты отличает стремление кодификаторов к законодательному регулированию норм светского, государственного и обычного права, свидетельствует о попытке хотя бы в какой-то мере решить вопросы взаимодействия между централизованной самодержавной государственной властью и национальным самоуправлением.

7. Уставы о ссыльных и этапах явились кодексами сибирской ссылки. Первый из них включал 435 параграфов, а второй - 199. Данные уставы уже исследовались особо. Следует лишь подчеркнуть то, что законодательство о ссылке органически сочеталось с другими законами сибирской реформы и выполняло задачи штрафной колонизации края.

8. Устав о содержании сухопутных сообщений в Сибири имел немаловажное значение в предполагаемом развитии инфраструктуры края. Его 632 параграфа регламентировали самый широкий круг вопросов: управление, полномочия должностных лиц, порядок строительства, ремонта и содержания дорог, мостов, переправ, пристаней и др. Данный законодательный акт содержал немало положений не только организационно-правового, но и инженерно-технического порядка. По степени проработанности положений это один из наиболее подробных нормативных документов сибирских преобразований 1819-1922 гг.

9. Устав о сибирских городовых казаках в 198 параграфах определял функции полков, размещенных в городах. Городовые казаки являлись исполнительным аппаратом губернской, областной и окружной администрации, в том числе и городской. Их функции подразделялись на полицейские (охрана общественного порядка, тюрем, ссыльных и др.) и хозяйственные (сопровождение обозов, сбор податей и т.п.). Устав также определял структуру, порядок службы и обязанности должностных лиц, городовых полков.

10. Одновременно с уставами, регламентировавшими отдельные части управления, был принят ряд положений, определяющих порядок хозяйственно-экономической деятельности сибирской администрации. Положение о земских повинностях в сибирских губерниях (60 параграфов) регламентировало перечень земских и личных повинностей, порядок их определения и исполнения и другие финансово-правовые вопросы. Положение о казенных хлебных запасных магазинах (59 параграфов) определило создание государственных запасов продовольствия на непредвиденные случаи (стихийные бедствия, неурожаи), порядок их пополнения, нормы содержания по отдельным территориям, механизм управления и контроля и т. п. Исходя из местных условий и особенностей заключения сделок в условиях Сибири был принят и последний правовой акт реформы - Положение о разборе исков по обязательствам, заключаемым в Сибирских губерниях обывателями разных сословий (112 параграфов). Законодательный акт определил виды сделок, порядок и формы их заключения, механизм защиты прав сторон и др.

Общий обзор актов дает представление об объеме проделанной Сперанским и Батеньковым работы по приведению в систему действовавших в Сибири законов, заполнению лакун в нормативном регулировании, согласованию норм подготовленных законопроектов с положениями обычного права. Законодательство Сибирской реформы своей системностью и комплексностью выгодно отличалось от существовавших несистематизированных правовых счетов, отражало довольно высокий уровень юридической техники и понятийного аппарата его создателей. Однако законодательные меры, путь реформ не могли разрешить противоречий Сибири. В 1819-1822 гг. Сперанским и Батеньковым была проведена кодификация законодательства о Сибири. Несмотря на нежизненность Сибирской реформы, ее отрыв от действительной жизни азиатской окраины империи, изданный комплекс законодательных актов был значительным шагом в совершенствовании региональной, а затем и общей системы законодательства России. Сибирская кодификация явилась составной частью деятельности властей по упорядочению законодательства - одного из основных средств укрепления российской государственности.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:    /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=39&article=223    /    Просмотров: 13822

Последние статьи раздела
УЧИЛИЩЕ ПРИ ТИПОГРАФИИ ГАЗЕТЫ «НОВОЕ ВРЕМЯ» (А.С. СУВОРИНА)

НЕМЕЦКАЯ ИММИГРАЦИЯ В США В КОНЦЕ XVIII - XIX ВВ. К ВОПРОСУ О ЧИСЛЕННОСТИ И ПРИЧИНАХ

ОБРАЗ ВОСТОКА В МИРОВОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ(ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX – XX ВВ.)

НАПОЛЕОН В МОСКВЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ СЮЖЕТ НА ФОНЕ ЛОКАЛЬНОЙ ИСТОРИИ И МИКРОИСТОРИИ

“МОИ ЛИЦЕЙСКИЕ ДОСУГИ…”: ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ ДВОРЯНСТВА (НА ПРИМЕРЕ ПУШКИНСКОГО ВЫПУСКАИМПЕРАТОРСКОГО ЦАРСКОСЕЛЬСКОГО ЛИЦЕЯ)



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"