МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Новая история
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
20.09.2004 (20:37)
Версия для печати
В.Е.ШУТОЙ О ПРЕДЫСТОРИИ ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЫ УКРАИНСКОГО НАРОДА В СЕРЕДИНЕ XVII В.

Барзул Е.Н - "Проект Ахей"

 

Событиями середины XVII в. на Украине интересовалось немало исследователей, уделяя основное внимание политической истории и не обращая должного внимания на события, которые послужили прологом освободительной войны 1648-1654 гг. Наиболее крупным из этих событий, «замечательным предвестником» движения Б. Хмельницкого видный отечественный историк В.Е. Шутой называл крестьянско-казацкое восстание 1637-1638 гг.

Оно не было случайным эпизодом в истории Украины, - считает учёный, - ибо логически вытекает из исторической обстановки того времени и тесно связано с предыдущей и последующей освободительной борьбой народных масс. Началом этой цепи, - утверждает В.Е. Шутой, - можно считать восстания последней четверти XVI в. (1587 г. - Лукьян Чернявский; 1591-1596 гг.- Криштоф Косинский, Григорий Лобода, Северин Наливайко). В  «своей освободительной борьбе…украинский народ всегда опирался на помощь русского народа» (1), - замечает исследователь. Эта помощь  предоставлялась в виде покровительства переселенцам из Украины, расширения с ней экономических и культурных связей.

Следующий виток освободительной борьбы, - считает В.Е. Шутой, - приходится на  первую треть XVII в., когда Речь Посполитая предприняла новую попытку расколоть украинское общество, ограничив численность и права казаков. Ответом на это было крестьянско – казацкое восстание Тараса Федоровича («Трясило»), к которому присоединились и реестровые казаки. Сам коронный гетман С. Конецпольский объяснял польскому королю  восстание желанием казаков перейти в подданство к русскому царю.

Жестокая трёхнедельная борьба под Переяславом заставила верхушку реестровой старшины пойти на сговор с поляками, вытребовав себе определённые привилегии, но решение польского сейма о необходимости военной оккупации Украины «ввиду того, казаки при подходящем случае легко могут впасть в привычное для них своеволие» вновь подлило масла в огонь людской ненависти, - пишет историк.

Результатом такой политики Речи Посполитой стало Нежинское восстание 1631 г., в ходе которого казаки не исключали возможности обращения за помощью к русскому царю, что ещё раз доказывает, - как представлялось В.Е. Шутому, - “безграничность стремления народных масс Украины задолго до освободительной войны 1648-1654 гг. к воссоединению с русским народом”.

Между тем социальный гнёт достиг на Украине небывалых размеров. Чтобы пресечь переселение украинцев в Запорожье, а оттуда в Россию, решено было в июне 1635 г. построить на Днепре Кодацкий замок, который в августе того же года был захвачен войском Ивана Сулимы, возвращавшимся с Дона, где он зимовал после совместного с донскими казаками похода на Азов. Войско Сулимы состояло из “выписчиков”, т. е. нереестровых казаков, а “за ними вышли из Литовских городков и с Переясловля в погоню писменные казаки”, т. е. реестровые. Это свидетельство, - по мнению В.Е. Шутого, -“решительно опровергает версию М. Грушевского о том, что Кодак был захвачен реестровыми казаками” (2).

В конце 1636 г. против польских властей восстал Чигиринский полк, что можно считать сигналом к широкому народному восстанию 1637-1638 гг., - пишет историк. Во главе движения стал Павел Михнович Бут, более известный по именем Павлюк, и полковник Карп Павлович Скидан, которые в пику польскому “кровавому” универсалу стали рассылать свои воззвания с призывами организовывать повстанческие отряды.

Эти призывы нашли широкий отклик в народной среде. Из числа простых крестьян и казаков выдвигались талантливые и храбрые руководители повстанческих отрядов. Так, “в имении подкормия черниговского Адама Киселя крестьяне восстали под руководством Мурки и Носка. В имении остерского старосты повстанцев возглавили крепостные Коростель и Пирог. В Ромнах восста­ли 10 тыс. крестьян. В Киеве действовал отряд Кизима, а в Лубенщине — его сына Кизименко. В Переяславе организовывал отряды полта­вец Яков Острянин. В Гадяче, принадлежавшем самому Конецпольскому, к восстанию присоединились 2 тыс. человек. Восстание охватило также Нежинское воеводство, во главе которого стоял польный гетман Нико­лай Потоцкий. Последний доносил в конце ноября королю с Украины, что «на Заднепровье все до единого показачились». Общее количество восставших на Левобережье  превышало 20 тыс. человек».

Никакие призывы польского короля и универсалы польного коронного гетмана, - замечает исследователь, - уже не могли успокоить народ. И сам Потоцкий “должен был признать, что простолюдины “более верили универсалам Скидана, которые летали повсюду один за другим по местечкам, городам и сёлам”, тогда как универсалы гетмана не имели большого влияния.

Только в ходе жестоких и кровопролитных боёв под Кумейками и в Боровице, а также обмана, ставшего обычным тактическим военным приёмом того времени, основные силы украинцев удалось обезвредить.

Но войско, состоявшее из нереестровых казаков, не сложило оружия. Скидан и Гуня на Левобережье собирали повстанцев, а Кизим, Кизименко и Дукренко подняли новое восстание на Лубенщине, подавление которого потребовало огромных усилий со стороны польских властей. Но та жестокость, с которой было подавлено и это восстание, - считает В.Е. Шутой, - имела обратный эффект, и восстание вспыхнуло с новой силой. Не помогла ни расквартировка на Украине кварцяного войска, ни знаменитая “Ординация войска запорожского реестрового, состоящего на службе Речи Посполитой”, упразднившая должность гетмана.

В Запорожье собирались новые силы. На этот раз повстанцев возгла- вил популярный среди казаков полковник Яков (Стефан Криштоф) Острянин, который, - замечает учёный, - выполнил значительную подготови- тельную работу, в частности, обратился за помощью к донцам и разослал по Украине свои воззвания. Универсалы нашли живой отклик, и восстание охватило не только восточные области, но и Волынь, Галичину, Подолию. Героизм, природная смекалка позволили не всегда хорошо вооружённым повстанцам часто одолевать польское войско, которому были обещаны значительные льготы за подавление мятежа и даже жалование было выдано раньше срока.

И всё-же, - утверждает исследователь, - одна крупная ошибка, свойственная многим руководителям крестьянских восстаний, помешала Острянину действовать более успешно - это разделение сил. “Намереваясь организовать нападение на польский лагерь, …Острянин вместо концентрированного удара главными  своими  силами рассредоточил их. Он выслал вперёд крупный отряд, по сторонам разослал сильные сторожевые отряды, а сам остался с небольшой частью войск”. Это позволило по частям разбить повстанческое войско при Слепороде и Лукомле. Острянин с частью конницы вплавь через Сулу отступил в Слободскую Украину.

После его ухода гетманом был избран Дмитрий Тимофеевич Гуня -  талантливый полководец и военный инженер. Все попытки польского гетмана захватить лагерь повстанцев не увенчались успехом, и тогда решено было перейти  к осаде, во время которой Гуня проявил себя как незаурядный дипломат, - считает В. Е. Шутой. Он затеял переговоры с Потоцким для того, чтобы оттянуть время, нужное ему для того, чтобы выйти из лагеря или пополнить запасы для того, чтобы выдержать дальнейшую осаду.

Неудавшийся генеральный штурм лагеря повстанцев над Старцем и помощь полковника Филоненко восставшим (по разным данным, 2000 или 5000 человек), недостаток продовольствия, большое количество раненых и больных в польском лагере заставило польного гетмана  пойти на перемирие, - заключает историк. Те же причины, - считает В. Е. Шутой, - вынудили пойти на перемирие и Гуню.

Но его подписание не означало конца восстания, т. к. следом в ряде мест вспыхнули новые восстания уже после соглашения, вскоре, однако, подавленные. 4 декабря 1638 г. в урочище Маслов Став на Киевщине состоялось введение “Ординации”, еще больше ухудшевшее положение народных масс (3).

В последующее десятилетие, несмотря на то, что поляки назвали его “золотым покоем”, народная борьба на Украине не прекращалась. Но движение приняло локальный характер, антипольские выступления были разрозненными, - подчёркивает учёный, приводя ряд красноречивых фактов.

Крупные восстания вспыхивали не только в Восточной, но и в Западной Украине, даже на территории Белоруссии. В эти годы, - пишет В.Е. Шутой, - усиливается значение Запорожской Сечи, т. к. сюда «вопреки запретам и репрессиям польского правительства, стекались разорённые крестьяне» (4). Именно скопление здесь массы недовольных беглых людей, - считает историк, -  сделало Сечь центром освободительной борьбы.

Широко распространенной формой протеста казаков и крестьян было и переселение в пределы Русского государства. Такое сближение народных масс, безусловно, сыграло положительную роль в освободительной войне 1648-1654 гг., когда украинский народ был поставлен перед исторической необходимостью отстаивать своё право на независимое существование, - заключает исследователь.

Поддержка московским правительством событий на Украине была обусловлена внешнеполитическим курсом России, возникновение которой историк относит к концу XV в. Именно тогда, - считает В.Е. Шутой, - московские великие князья начинают «воссоединение с Русским государством западнорусских, украинских и белорусских земель, захваченных Польшей и Литвой».

Особое внимание со стороны русского правительства уделялось, прежде всего, украинскому духовенству и монастырям, куда «посылались значительные суммы денег, меха, церковная утварь, богослужебные книги» (5).

Рассмотренные В.Е. Шутым крестьянско – казацкие восстания, особенно восстание 1637-1638 гг., занимают одно из важнейших мест в истории освободительной борьбы на Украине. Значение этих выступлений исследователь видел не только в их размахе и длительности, но и в том, что они составили важный этап в подготовке освободительной войны, когда была значительно ослаблена агрессивная Речь Посполитая.

____________________________

1. Шутой В. Е. Канун освободительной войны украинского народа 1648-1654 гг. // Исторические записки. М., 1954. Т. 46. С. 243.

2. Там же. С. 245, 247, 250.

3. Там же. С. 252, 253, 268, 274.

4. Шутой В. Е. Воссоединение Украины с Россией. М., 1954. С. 15

5. Там же. С. 14.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:    /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=39&article=184    /    Просмотров: 8543

Последние статьи раздела
УЧИЛИЩЕ ПРИ ТИПОГРАФИИ ГАЗЕТЫ «НОВОЕ ВРЕМЯ» (А.С. СУВОРИНА)

НЕМЕЦКАЯ ИММИГРАЦИЯ В США В КОНЦЕ XVIII - XIX ВВ. К ВОПРОСУ О ЧИСЛЕННОСТИ И ПРИЧИНАХ

ОБРАЗ ВОСТОКА В МИРОВОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКЕ(ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX – XX ВВ.)

НАПОЛЕОН В МОСКВЕ: ИСТОРИЧЕСКИЙ СЮЖЕТ НА ФОНЕ ЛОКАЛЬНОЙ ИСТОРИИ И МИКРОИСТОРИИ

“МОИ ЛИЦЕЙСКИЕ ДОСУГИ…”: ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОЛИТИКА В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ ДВОРЯНСТВА (НА ПРИМЕРЕ ПУШКИНСКОГО ВЫПУСКАИМПЕРАТОРСКОГО ЦАРСКОСЕЛЬСКОГО ЛИЦЕЯ)



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"