МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Японоведение
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
25.06.2004 (09:20)
Версия для печати
ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ЯПОНИИ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ (1917-1925)

Ксения Беляева - "Проект Ахей"

В последнее время тема «образ других» привлекает всё большее внимание исследователей разных областей наук. Это вызвано рядом причин, направленных на решение таких проблем как цивилизационные противоречия, терроризм, насилие, ксенофобия. Для этого крайне важно выяснить, как происходит формирование и эволюция образов другой страны, людей, её населяющих. Ложные стереотипы и искажённые представления нередко определяют принятие решений, поведение правящих элит; воздействуют на умонастроения масс. Образ страны – это достаточно устойчивые, стратифицированные и динамичные представления, которые соотносятся с политикой, экономикой, историей и культурой определённой страны. Образ страны включает набор символов и социальных представлений о месте страны в мире, её внешнеполитической ориентации. Образ Японии в глазах русского общества - понятие не явное, метафизическое, с множественным количеством смыслов, подвижное, обусловленное рядом исторических, политических, экономических, культурологических факторов. Для России Япония оказалась в роли зеркала, с помощью которого происходили, в некотором роде, самопознание, самоидентификация. Образ Японии в России и российском обществе формировался и эволюционировал в процессе русско-японских взаимоотношений, начиная с XVII в. Исторические этапы этих контактов были отмечены рядом событий, повлекших серьёзные изменения во взглядах на Японию и японцев. Период японской интервенции на Дальний Восток, хронологические рамки которого определяются 1918 – 1925 гг., и предшествующий этим событиям дальневосточный кризис 1917 г. повлёк за собой изменения не только политического значения. Он определил особенности восприятия Японии в Советской России. Именно этот период будет рассмотрен в настоящей работе с тем, чтобы выявить факторы, влиявшие на восприятие Японии в Советской России. Решение обозначенной проблемы включает в себя исследование историко-политических, экономических и культурных факторов. Перелом в истории взаимоотношений России и Японии пришёлся на период бурных революционных событий 1917 г., Гражданской войны и японской интервенции на Дальний Восток, которые повлекли радикальную трансформацию всех структур российского общества, ломке общественного сознания и многих общепринятых стереотипов. Вообще нужно сказать о том, что одна из ведущих составляющих образа какой-либо страны – безусловно, информированность людей о её истории, географии, экономике, политике и культурных традициях. К 1917 г. в России образ Японии, сформировавшийся ранее в период русско-японской войны 1904-1905 гг., являлся набором разрозненных мифологизированных представлений, основой которых стал миф о «жёлтой опасности» в концепции историка- философа Вл. Соловьёва. Его смысловая нагрузка послужила основой и для нового мифотворчества в изменившихся исторических условиях. В русском обществе того времени доминировали негативные чувства и ощущения, вызванные событиями 1917-1925 гг. (революция, начавшаяся Гражданская война, военная интервенция). «Шёл крупнейший в новейшую эпоху исторический процесс всемирного значения. Процесс, как и всякое крупное историческое движение весьма сложный, весьма острый, влекущий за собой ряд неожиданностей, подъёмов и падений, подвигов и преступлений, раскрывающих всё трагическое величие великих исторических сдвигов».(1) В определённых обстоятельствах для значительной части населения страны создавались все условия для негативного восприятия. Нужно сказать, что после Октябрьской революции и до начала Гражданской войны Япония не была включена большевиками в область особых интересов Советской России, и политические действия новых руководителей были далеки от устремлений и представлений рядовых граждан. В условиях Гражданской войны и неблагоприятной внешнеполитической обстановки складывалось многогранное восприятие Японии и японской экспансии на Дальнем Востоке. Как таковой антияпонской пропаганды не велось. Отмечалось то, что Япония и её народ не были враждебны русскому правительству. Но японская интервенция, поддерживаемая милитаристскими кругами воспринималась как «полчище насильников и палачей».(2) В данный временной период образ Японии претерпевал изменения в зависимости от факторов начавшейся Гражданской войны и военной японской интервенции. Катализатором в этом положении послужили средства массовой информации и направляющая их деятельность политика правительства большевиков. Именно печатные издания того времени – наиболее влиятельный фактор создания определённого имиджа, именно они играли определяющую роль в формировании образа Японии, подавая обществу именно тот образ, который был наиболее выгоден Советскому руководству. С помощью такой агитации правительство большевиков намеревалось поднять дух патриотизма в общественном сознании, объединить разрозненные слои общества. «Японский милитаризм посеял на Дальнем Востоке ненависть. Товарищи, отстоим независимость нашу! Прочь руки от Советской России!».(3) Представления о Японии зависели, главным образом, от изменения международной ситуации. По мере того как активность и влияние Японии на Дальнем Востоке возрастали, отношение к ней становилось всё более сложным и неоднозначным. Миф о «жёлтой опасности» продолжал оставаться доминирующим, подкреплённый реальными действиями японцев, а именно – создание отдельного буферного государства – Дальневосточной Республики (ДВР) к 1920 г. «В результате интервенции Японии в Сибири у всего населения без различия классов возникло враждебное отношение к Японии».(4) Можно сказать, что этот образ формировался и культивировался целенаправленно. К разряду мифологизированных образов прибавился образ Японии как «островной хищницы».(5) По утверждениям газетных статей Япония сама добилась к себе такого отношения. Но определяющую роль в формировании отношения к Японии сыграла даже не политическая стратегия советского руководства, скорее здесь уместно было бы упомянуть факторы цивилизационно-культурного отторжения: Запад, даже в то время был ближе и понятнее, чем Восток с его многочисленными тайнами и загадками для русского человека, и уровень симпатии к нему был соответственно значительно ниже. Япония у большинства ассоциировалась с чем-то «маленьким, жёлтым, хищным, - но очень далёким».(6) Конец интервенции не способствовал изменению образа Японии в Советской России, к Японии меньше всего испытывали доверия и напряжённо ожидали очередного выпада. Между двумя странами установился скрытый конфликт, выражавшийся в нарушении статей Конвенции, в частых провокациях и обвинениях. Определённая часть представлений о Японии формировалась в процессе становления отечественного востоковедения, одной из его отраслей – японоведения. Новый этап в его развитии наступил после Октябрьской революции 1917г. Возникло и начало развиваться советское японоведение. Сложившаяся ещё в дореволюционные годы группа студентов Петербургского университета, желавших заниматься Японией к 20-м годам оформилась в серьёзное общество. В него входили Н.И. Конрад, И.А. Невский, О.О. Розенберг, М.И. Рамминг, братья Плетнеры. Российские востоковеды понимали, что установившееся неприятие русским обществом Японии во многом является порождением незнания, непонимания и множества предрассудков. Они были твёрдо уверены, что для их ликвидации необходимо «развивать наши отношения с Японией, русским необходимо знать Японию и историю наших отношений с ней. Для достижения необходимого взаимопонимания каждой из сторон надлежит в точности знать как факты и обстоятельства дела, так и оценку их другой стороной».(7) Известно, что негативные черты образа страны складываются в общественном сознании быстрее, чем позитивные, и приобретают более стойкий характер. Образ Японии, сформированный в предыдущие исторические периоды, мало претерпел изменений, что было обусловлено рядом факторов: Вторая мировая война, Холодная война. Кардинальные изменения, происходящие в мировой политике, требуют к себе иного отношения. Сложен и длителен процесс расставания со старыми убеждениями, есть трудности в установлении положительного образа соседа в сознании основной массы общества. Только упорная и кропотливая работа по углублению знаний друг о друге и терпеливое накопление элементов доверия может привести к появлению потенциально новой атмосферы в диалоге между Россией и Японией. (1) Российские востоковеды. Страницы памяти. М., 1998. С. 71. (2) Правда. 7 февраля. 1918. (3) Известия. 14 сентября. 1920. (4) Известия. 26 августа. 1920. (5) Известия. 12 июня. 1921. (6) Известия. 10 августа. 1922. (7) Российские востоковеды. Страницы памяти. С. 80.

Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:    /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=117&article=146    /    Просмотров: 7604

Последние статьи раздела
АРХИПЕЛАГ СЭНКАКУ В ИСТОРИИ ЯПОНО-КИТАЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ

ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ЯПОНИИ В СОВЕТСКОЙ РОССИИ (1917-1925)

МИРОВОСПРИЯТИЕ ЯПОНЦЕВ В КОНТЕКСТЕ МОНОХРОМНОЙ ЖИВОПИСИ СУМИЭ

РУССКАЯ И ЯПОНСКАЯ КУЛЬТУРА ОБРАЗОВАНИЯ: СХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"