МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Теория истории
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
30.09.2004 (13:20)
Версия для печати
ПОНЯТИЕ ИСТОРИИ И ОБЪЕКТИВНО-СУБЪЕКТИВНОГО В НЕЙ

Б.П.Дементьев - "Проект Ахей"

 

Что понимали под историей в древности? Античные историки Геродот и Фукидид относили ее к области искусств. Под историей понимали художественный рассказ о достопамятных событиях и лицах. При таком взгляде на историю объективного критерия истины не существовало. У правдивого Геродота немало и небылиц (о Египте, скифах и т.д.) К временам глубокой древности восходят и такие взгляды на историю, которые требовали от нее помимо художественных впечатлений практической приложимости ("история — учительница жизни"). От историков ждали такого изложения прошлого, которое бы объясняло события настоящего и задачи будущего, служило бы практическим руководством для общественных деятелей и нравственной школой для прочих людей. Такой взгляд на историю держался долгие века.

С начала XIX века стало господствовать убеждение, что жизнь человечества совершается закономерно, в таком порядке естественной последовательности, который не может быть нарушен и изменен ни случайностями, ни усилиями отдельных лиц. Поэтому главный интерес в истории представляет изучение не случайных внешних явлений и не деятельности выдающихся личностей, а изучение общественного быта на разных ступенях его развития. История стала пониматься как наука о законах исторической жизни человеческих обществ.

В настоящее время за рубежом существуют различные школы в понимании истории: формационная (общественно-экономические формации; близкая марксизму — Д.Боффа и др.), объективистская (необходима только констатация факта; Ш.Сеньобос, Ш.Лангула и др.) Но большинство западных историков отрицает закономерность исторического развития: прошлое непознаваемо (так как неповторяемо, каждый миг действительности уникален); миром правят — варианты: рок, судьба, случайности, психологические моменты. "История — это не наука", "история стоит ближе к искусству", "история — это только знание" и т.п.

Возможен ли другой взгляд? Наука ли история? Наука — это система знаний о закономерностях развития чего-либо. То есть наука начинается там, где начинается закономерность (под закономерностью, законом понимаем устойчивое, повторяющееся отношение между явлениями в природе или обществе).

Прежде всего, в истории действуют общесоциологические законы (единство и борьба противоположностей, переход количественных изменений в качественные и т.д.) Но это законы философии. А есть ли у истории свои законы, конкретно-исторические? Есть. Можно сказать, что суть конкретно-исторических законов в конкретно-историческом проявлении последних в данном пространстве-времени. Примеры: "Степень социальной дифференциации крестьянства в период генезиса капитализма находится в прямой связи со степенью разложения феодальных отношений". Или: "Степень развития феодального города находится в прямой зависимости от степени отделения ремесла от земледелия". Или: "Чем дальше идет вперед буржуазная революция, тем левее ищет себе союзников пролетариат среди буржуазной демократии". Или — еще более узнаваемо: "Промедление с реформами порождает революцию". А разве не подтверждается всем ходом истории (и мировой и нашей) такая закономерность: "Революция, не осуществляющая своих задач, ведет не только к уничтожению своих творцов, но и к отбрасыванию идей, ее породивших". Как после этого можно говорить, что в истории нет закономерностей, а она не является наукой?

Другое дело, что науки бывают разные. Математика, физика, химия предполагают жесткую детерминацию. В истории, как мы показали, также действуют закономерности. Но эти закономерности реализуются в практической деятельности масс — и здесь возможны варианты. Вот в этой "подвижности", "вариантности" — отличие закономерностей общественных наук от естественных. Да, история не подчиняется жестким схемам, формулам. Но она и не является сплетением случайностей. В истории человеческого общества действуют люди (субъекты), но действия диктуются их объективными интересами. По выражению К.Маркса, "необходимость пробивает себе дорогу через толпу случайностей".

Итак, история — это наука, изучающая прошлое человеческого общества во всей его конкретности и многообразии. Можно сказать и словами В.О.Ключевского: "Предмет истории — то в прошедшем, что не проходит как наследство, урок, неоконченный процесс, как вечный закон. Изучая дедов, узнаем внуков, то есть, изучая предков, узнаем самих себя".

Что касается объективного и субъективного в истории, то история имеет дело с фактами и, казалось бы, здесь нет места субъективизму. Факт (действительное событие) сам по себе имеет объективный характер и не зависит от субъекта (в данном случае историка). Но интерпретация факта может быть различна, порой диаметрально противоположна.

Как же уйти от субъективизма? Обычно говорят, что необходима теория, которая приведет факты к общему знаменателю, даст истину. Но теория — это система основных идей; идея — это отражение объективной реальности в мысли. Мысль принадлежит субъекту (человеку), следовательно, любая теория всегда несет печать субъективизма. Самый тяжкий и распространенный грех историков — грех анахронизма: уверенность, что человек во все эпохи оставался неизменным, одинаково относился к миру, чувствовал и мыслил в древности или в средние века так же, как и в наше время. Историки свои собственные представления вкладывают в головы предков и, исходя из сегодняшнего "понимания" объясняют их поступки. Необходимо же, наоборот, не навязывать людям прошлого свои современные взгляды, а попытаться понять их; не оправдывать или обвинять с точки зрения сегодняшнего дня, а именно понять ("в разные эпохи даже смеются по-разному"). Б.Спиноза: "Историк не должен ни плакать, ни смеяться — он должен понимать".

Думается, что для того, чтобы уйти от субъективизма, необходимо: 1) прежде всего, еще большая опора на факты. Единичные, "выдернутые" факты или группу фактов можно интерпретировать по-разному (в зависимости оттого, что мы сейчас хотим от них получить для решения той или иной современной проблемы). Необходимо привлечение самых разнообразных исследовательских средств: данных географии, экономики, социологии, этнографии, психологии, искусствоведения, лингвистики, демографии, статистики, и т.д. Комплексность рассмотрения, множество фактов, факты в системе (т.е. образующие определенную целостность, единство) субъективно "повернуть" уже гораздо труднее.

И, все-таки, не приведет ли накопление фактов (пусть даже в системе) к эклектическому нагромождению? Думается, что здесь необходимо: 2) еще одно условие - опора на практику (преобразующую деятельность людей) — как критерий истины. Легче это сделать с современностью: например, те или иные теории, политические платформы, деятельность руководителей — как это сказывается на практике лично нашей жизни или жизни других людей (вот и видна ценность теории или значение руководителя). Древность же подвергнуть эмпирическому анализу сложнее. Но, скажем, деятельность царя привела к укреплению государства или ослаблению? на развитие производительных сил страны или нет? и т.д. Опять же, не привнося современные взгляды, исходя только из объективных критериев: какие задачи стояли перед государством, как решал их лидер, какие использовал средства, были ли реальные альтернативы, и т.п.

Таким образом, возможно максимальное приближение к объективности. Абсолютно объективным субъект (историк) быть не может. Проистекает это и из того, что ценность истории заключается не только в том, чтобы знать прошлое; а, зная прошлое, на этой основе анализировать настоящее и прогнозировать будущее. Часто историки останавливаются на стадии "знать прошлое" (мол, анализировать настоящее и прогнозировать будущее — это дело самих будущих историков). Думается, такой подход частично от боязни (власть переменится и историку все припомнится), частично от непрофессионализма. Ведь просто пересказывать "что было" — вариант весьма облегченный и главное почти бесполезный (зачем мне человеку конца 20-го века век 10-й или 14-й, если история этих веков меня ничему не учит, не предостерегает, не направляет). В.Г.Белинский писал: "Мы вопрошаем и допрашиваем прошедшее, чтобы оно объяснило нам о нашем будущем".

История занимает особое место в системе общего образования. История может развить широту взглядов на окружающее, стимулировать национальное самосознание и в то же время выработать умение понять чужое, стать терпимее.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:  0  /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=36&article=246    /    Просмотров: 9389

Последние статьи раздела
БИБЛИЯ – КАЛЕНДАРЬ - ПРИРОДА

ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИОННОГО ПОДХОДА

ИСТОРИЯ, НАУКА, ИДЕОЛОГИЯ

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ИСТОРИЧЕСКОЙ РЕГИОНАЛИСТИКИ НА ПРИМЕРЕ ИЗУЧЕНИЯ ЗАУРАЛЬЯ

ГУМАНИЗАЦИЯ КРАЕВЕДЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ГОРОДА



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"