МУЛЬТИ МЕДИА ЖУРНАЛ  /  ПРОЕКТ АХЕЙ
Мульти медиа журнал
/
сделать домашней страницей Обратная связь Карта сайта
Главная Издания>Проект Ахей/Наука/Издательское дело
Издания

ZAART
Журнал Молодежной Культуры
Проект Ахей
Новости
Наука
      - Издательское дело
      - Образование, Педагогика
      - Теория истории
      - Древняя история
      - История средних веков
      - Новая история
      - Новейшая история
      - История Урала
      - Археология
      - Японоведение
      - География
      - Психология
      - Политология
      - Филология
      - Экономика
      - Путешествия
Путешествия
О проекте

Поиск по сайту

Расширенный поиск    Помощь

Авторизация

Регистрация
Забыли пароль?

Ссылки



Проект Ахей
тут будут очень интересные вещи
05.02.2009 (11:12)
Версия для печати
ПРОЕКТ СОЗДАНИЯ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО СЛОВАРЯ

Л.Н. Третьякова (г. Москва) - "Проект Ахей"

Фразеология русского языка исключительно богата. По мнению исследователей, в русском языке насчитывается несколько десятков тысяч ФЕ. В связи с этим необходимо решить, какие единицы наиболее коммуникативно значимы для курсантов-иностранцев, изучающих русский язык. Такой отбор в настоящее время очень часто носит случайный характер, отражает интуицию составителей словарей. «В вопросах отбора фразеологии в учебных словарях, – пишет П.Н. Денисов, – нет никакой ясности и определенности, кроме указаний и советов самого общего свойства: отбирать самую употребительную, самую полезную и тому подобную фразеологию…», «… разнобой во фразеологии очень велик» [1; 23-24].

В лингводидактике уже сложились принципы, характерные для минимизации языкового материала в учебных целях. Они учитываются при формировании корпуса словаря. Кроме того, нами были выделены и применены принципы, вытекающие из специфики функционирования ФЕ, имеющих в своем составе военные термины в речи и отражающие ее языковую сущность.

В качестве одного из главных принципов отбора языкового, в частности лексического, материала в современной методике выдвигается принцип, получивший различное обозначение: семантическая ценность (И.В. Рахманов), практическая необходимость (И.З. Бакеева), тематический (Э.А. Штейнфельдт), ситуативно-тематический принцип. Сущность его сводится к тому, что отобранный языковой материал должен включать в себя единицы, необходимые для обслуживания тем и ситуаций, которыми должен владеть курсант-иностранец.

Следует заметить, что реализация этого принципа применительно к фразеологическому материалу в силу его специфики представляет большие сложности.

Довольно значительную группу ФЕ, генетически связанных с военным делом, оказывается трудным соотнести с определенной темой – это так называемая межтематическая группа, используемая в разных темах и ситуациях. Кроме того, возникают трудности, обусловленные спецификой функционирования ФЕ, по крайней мере ее значительной части, в речи. Если, как указывают исследователи, лексика в своей совокупности отражает всю сумму явлений, фактов, процессов действительности, то фразеология охватывает в первую очередь сферу переживаний и чувств, психологических состояний индивидуумов, темы чувств, эмоций.

Эмоция – это ни что иное, как чувственная реакция организма на раздражения, которые мы получаем от окружающей среды, эмоция – это чувство, переживаемое душевное явление.

По содержанию обычно различают интеллектуальные, моральные и эстетические чувства.

К интеллектуальным чувствам относятся: любознательность (и ее разновидность – любопытство), удивление, недоумение, уверенность, сомнение и др.

Моральные чувства можно разделить на две подгруппы: а) чувство по отношению к другим людям, предметам, явлениям и т.п.; б) чувство по отношению к себе. В обеих этих группах могут быть выделены положительные и отрицательные чувства. Положительные чувства по отношению к другим (симпатия) – это дружба, любовь, сострадание и др.; отрицательные (антипатия) – это неприязнь, ревность, ненависть, отчужденность, презрение и т.д. Чувства по отношению к себе также могут быть положительные (чувство «одобрения» совести, «спокойствия» совести, довольства собой) и отрицательные (чувство стыда, «мучение» совести).

«Военные» фразеологизмы также охватывают в первую очередь сферу эмоций. Они входят, например, в следующую тематическую группу:

Насмешка. Пренебрежение. Презрение. Ирония

В эту группу входят 142 ФЕ. Они отражают пренебрежительное отношение к кому-либо или чему-либо, содержат соответствующую эмоциональную оценку кого-либо или чего-либо. Например:

– [И] не нюхал (-а, -и) пороха. Не испытал чего-либо; не знаком с чем-либо; не имеет о чем-либо никакого представления. Пренебрежительная оценка неопытного или малоопытного в чем-либо человека.

– Пороху не хватает (у кого) (разг.) – недостает смелости, энергии и т.п. сделать, предпринять что-либо.

– Пороху не выдумает – о том, кто не отличается сообразительностью, умом.

– Пушкой не прошибешь (не пробьешь) кого (только в этой форме, прост.) – Ничем не убедишь, что ни делай, что ни говори. О чьем-либо упрямстве, непонимании, нежелании сделать что-либо.

Пушкой не разбудишь и др.

Поэтому мы, учитывая значение указанного выше принципа при определении наиболее нужных фразеологизмов, сочли целесообразным в качестве одного из основных принципов использовать употребительность ФЕ.

Объективным критерием употребительности «военного» фразеологизма могла бы явиться достаточно полная частотная характеристика фразеологической единицы. Однако русская фразеология совершенно подвергалась лингвостатистической обработке, тем более «военные» фразеологизмы. Поэтому не имея данных о частотности ФЕ, мы вынуждены реализовать принцип употребительности, руководствуясь субъективной частотностью – наличием «военных» ФЕ в различного рода толковых словарях для русскоязычных и иностранцев, наличием ФЕ в газете и художественной литературе и интуицией лексикографов, решающих проблему компрессии фразеологического словаря, о чем будет сказано ниже.

Важнейший принцип отбора ФЕ – их коммуникативная ценность. Этот принцип на уровне фразеологии предполагает включение в ЛК-словарь тех ФЕ, которые не имеют эквивалента в лексике, характеризуются собственным, отличным от слова значением: тяжелая артиллерия, военный билет, автоматная очередь, пулеметное гнездо и т.п.

Следующим принципом отбора является нормативность. В ЛК-словарь будут включены ФЕ литературного языка, в него не войдут ФЕ со стилистически сниженной характеристикой (грубопросторечные), фразеологизмы из народных говоров.

И наконец, в процессе отбора постоянно учитывается необходимость представления в ЛК-словаре фразеологической микросистемы с ее основными характеристиками (достаточность представления основных семантических групп, учет семантической симметрии и системных связей на уровне языка).

Составление словаря предполагает использование целого ряда источников, на основе которых разрабатывается словник и проводится процедура отбора ФЕ в соответствии с принятыми принципами. В связи с поставленными задачами были прежде всего использованы «Словарь русского языка» С.И. Ожегова, «Фразеологический словарь русского языка» под. ред. А.И. Молоткова, «Словарь фразеологических синонимов русского языка» под ред. В.П. Жукова, М.И. Сидоренко, В.Т. Шклярова, в той или иной мере отражающие фразеологическую систему русского языка; «Опыт этимологического словаря русской фразеологии» Н.М. Шанского, В.И. Зимина, А.В. Филиппова, в котором толкование и этимология ФК дополняются сведениями лингвострановедческого и социолингвистического характера, отражающими русский национальный быт и культуру в историческом аспекте; «Словарь ракетных и артиллерийских терминов» генерал-майора А.П. Богацкого, полковника Ф.Н. Кузнецова, подполковника А.Ф. Шаповалова, который отражает также специальные фразеологические сочетания военной науки.

Названные словари были использованы и как справочники, в которых содержится характеристика ФЕ, их семантики, сочетаемости, коннотации и т.д.

Особый интерес при создании словника и отборе ФЕ представляли следующие словари: «Крылатые слова» Н.С. Ашукина и М.Г. Ашукиной (1988), «Словарь русских пословиц и поговорок» В.П. Жукова (1993), в котором собраны пословицы и поговорки, наиболее часто употребляемые в речи говорящих по-русски и зафиксированные в письменных литературных источниках; «Лингвострановедческий словарь» М.А. Денисовой, в котором нас интересовало изъяснение фонов таких ФЕ, как «Нахимовское училище», «Суворовское училище» и т.п., а также двуязычные фразеологические словари, изданные в нашей стране и за рубежом, например, «Русские фразеологизмы в картинках» М.И. Дубровина, О. Паролковой на чешском языке (1984) и др.

При создании картотеки и словника была проведена выборка ФЕ из произведений русской классической и современной литературы, из российских газет и журналов. В качестве дополнительных источников были использованы справочники, в которых в той или иной мере получила отражение фразеология русского языка, списки ФЕ, приведенные в качестве приложений к исследованиям, посвященным обучению русской фразеологии, например, материалы диссертации, списки фразеологизмов, составляющих фразео-семантическое поле эмоций, в работе Ахмеда Мухаммеда Салеха «Контрастивные особенности семантически несвободных сочетаний русского языка, выражающих эмоции» (1993).

Часть словарной статьи, которая посвящена «военным фразеологизмам, включает в себя: а) заголовочную ФЕ и ее грамматическую характеристику; б) раскрытие значения заголовочной единицы, в том числе отражение ее абсолютной ценности, относительной ценности, сочетательной ценности; в) иллюстративные предложения; г) указание на функцию (функции) ФЕ в предложении.

Заголовочная фразеологическая единица приводится с указанием места ударения, факультативных элементов, вариантов ФЕ в целом, а также морфологических или лексических вариантов отдельных компонентов. Например: подставлять лоб (голову) под пули (пулю).

Известно, что фразеологизмы представлены разными разрядами. Каждый из них получает в словаре соответствующую характеристику. При этом в связи с тем, что многие ФЕ имеют неполную парадигму (не все падежные формы, не все коррелятивные видовые пары, не все наклонения или формы времени и т.д.), В ЛК-словаре будет широко представлена система ограничительных помет, которые должны исключить неверное употребление ФЕ.

Ограничения в реализации морфологических форм именных фразеологизмов распространяются прежде всего на формы числа. Именные ФЕ с утраченной категорией числа получают в словаре соответствующие пометы: пороховая бочка (только ед. число), пороховой погреб (только в ед. числе), турусы на колесах (только во мн. числе) и т.д.

Большие сложности представляет для нерусских образование видовых пар русского глагола. В ЛК-словаре глагольные формы, различающиеся видовой принадлежностью опорного слова, будут приведены в обеих формах в одной словарной статье. Первой при этом указывается единица с глаголом в неопределенной форме несовершенного вида, вслед за грамматической характеристикой которой приводятся та же ФК с опорным глаголом в неопределенной форме совершенного вида и ее грамматическая характеристика, например: брать на пушку, беру на пушку, берешь на пушку, берут на пушку, несов. вид; взять на пушку, возьму на пушку, возьмешь на пушку, возьмут на пушку, совершенный вид; отдавать честь, отдаю честь, отдаешь честь, отдают честь, несов. вид; отдать честь, отдам честь, отдашь честь, отдают честь, сов. вид; сжечь/сжигать свои корабли; разбить/разбивать наголову и т.п.

Если ФЕ употребляется только или преимущественно в одной видовой форме, то дается эта форма с соответствующей пометой: дать прикурить (сов. вид), держать порох сухим (несов. вид) и т.п.

Если глагольный компонент употребляется только или преимущественно в одной личной форме или форме прошедшего времени, в форме одного наклонения, то указывается эта, готовая к употреблению форма: не нюхал пороха, не нюхала пороха (ж. род); не нюхали пороха (мн. ч.) и т.п.

Абсолютная ценность ФЕ отражается с помощью толкования, которое является существенным элементом словарной статьи и дается на основе синтеза определений, имеющихся в толковых, фразеологических и этимологических словарях русской фразеологии. В необходимых случаях толкование может дополняться указанием на ситуацию, требующую ее употребления, а применительно к крылатым словам – необходимой атрибуцией.

Анализ существующих зарубежных и отечественных учебных толковых и фразеологических словарей, а также соответствующей научной литературы показывает, что центральными проблемами в создании учебного толкового словаря является, во-первых, отбор словника и, во-вторых, рациональная интерпретация заголовочных единиц и ФЕ.

Рассмотрим вопрос о словарных определениях. Г.С. Салохитдинов и А.Е. Карпович указывают на целый ряд обязательных требований к словарным определениям. По мнению этих исследователей, определения должны: а) быть точными и объективными по содержанию; б) сокращать языковыми средствами более полную информацию; в) быть написаны простым языком; г) характеризовать значения слов только по самым существенным признакам. Определения не должны приводить потребителя к порочному логическому кругу.

В современной английской, американской и французской учебной лексикографии проблема рационального определения заголовочных слов и заголовочных ФЕ часто решается посредством искусственного ограничения количества слов, используемых в семантизирующей части словаря. Составители словарей исходят при этом из предположения о возможности выделения в лексическом составе языка относительно небольшого массива слов, обладающих наибольшей метаязыковой (объяснительной) силой («минимального словаря», по терминологии Б. Рассела), с помощью которых можно было бы исследовать значительно большее (а в идеале – неограниченно большее) количество других слов.

Количественные границы такого рода объяснительного минимума (т.е. элементарного языка) разными исследователями определяются по-разному. Например, Ч. Огден для толкования 40 тысяч английских слов использует только 850 слов, тогда как М. Уэсту потребовалось 1490 слов для объяснения 24 тыс. заголовочных лексических единиц. Для французского языка Ж. Гугенейм и Р. Мишеа составили словарь основной лексики на 3 тыс. слов, объяснив их с помощью элементарного языка, состоящего из 1429 слов.

Р. Мишеа таким образом объясняет данный принцип: «Здесь дело не только в значительной экономии, но и в том, что ограниченное количество лексических единиц, имеющихся в распоряжении говорящего, заставляет его расчленять сложные мысли, которые он хочет выразить, на более простые. Такое стремление к анализу в принципе приводит к более ясной и точной форме выражения мыслей» [Мишеа; 288].

Этот путь представляется оптимальным и ряду российских исследователей (Карпович, Новиков). Этот путь избрали вначале исследователи Н.М. Шанский и Е.А. Быстрова: «Велики трудности семантизации фразеологизмов в словаре, адресованном учащимся, недостаточно владеющим лексикой русского языка. На первых этапах работы со словарем нами была предпринята попытка семантизировать ФЕ на основе 4000 наиболее употребительных слов русского языка. Однако такое толкование оказалось искусственным, часто не дающим достаточно ясного и верного представления о значении ФЕ» [Шанский, Быстрова, 1978; 67].

На серьезные недостатки такого подхода обратили внимание и другие лексикографы. Оценивая словарь Ч. Огдена, Р. Мишеа пишет, что «доводя до крайности сокращение словаря, Огден и Ричардс создали язык искусственный [Мишеа, 1967; 288], и если учащиеся на начальной ступени овладеют этим языком, то при переходе к следующей ступени им придется переучиваться.

Крайнее сокращение словаря подвергли критике и российские лексикографы: «Попытка Огдена свести словарь к 850 словам привела к тому, что этот элементарный язык ухудшает свои качества и как средство общения, и как метаязык семантики. Определения в словаре являются очень громоздкими и вследствие этого с трудом воспринимаются учащимися» [1; 60].

Лексикографы В.В. Морковкин и С.Э. Баннистер приходят к следующим выводам:

1) В результате дефиниции, построенные с помощью «минимального словаря», становятся своеобразным «генератором устойчивых ошибок в словоупотреблении учащихся» [Морковкин, 1978; с.40].

2) Существующие учебные словари малого объема, в которых семантизация производится средствами изучаемого языка, на начальном этапе практически не могут использоваться из-за сложности, а на продвинутом этапе – из-за примитивности семантизирующей части.

Решение представленной выше проблемной ситуации возможно при том условии, что данное решение будет основываться на учете лингвистической и методической СТРАТИФИКАЦИИ лексики и ФЕ.

Итак, выбор способа семантизации заголовочных ФЕ ставится в прямую зависимость, с одной стороны, от лингвистической характеристики фразеологизма, а с другой, – от осуществляемой в ЛК-словаре методической ориентации (описательный оборот – именной, глагольный, наречный) синонимически однословного соответствия (описание относительной ценности), указания ситуации, в которой употребляется данная ФЕ (описание сочетательной ценности).

В связи с большими сложностями семантизации фразеологизмов многие лексикографы (Н.М. Шанский, Е.А. Быстрова, В.В. Морковкин, С.Э. Баннистер, М.И. Дубровин, О. Паролкова и др.) особое внимание уделяют иллюстративной части словаря и опоре на зрительную наглядность. «…Не мудрствуй лукаво, а давай как можно больше разнообразных примеров», – писал Л.В. Щерба [Щерба, 1958; 72]. Приведем иллюстративный материал к ФЕ «как из пушки»:

1. – Я послезавтра буду к девяти, как из пушки. В. Лидин, Раковина из Карибского моря.

2. – В пять часов утра всем быть на поле как из пушки. С. Антонов, Весна.

3. – А к маю восемь типовых домов должны стоять на берегу Печоры. К маю они должны быть готовы. Как из пушки. А. Рекемчук, Молодо-зелено.

4. – А ты иди отдыхать в гостиницу. В двенадцать часов я – как из пушки. П.Капица, В дни разлуки.

5. То-то к пушкинским избушкам

 Лепитесь, что сами – хлам!

 Как из душа! Как из пушки –

 Пушкиным по соловьям.

 Марина Цветаева, Стихи Пушкину.

Список литературы:

1.     Денисов П.Н. Принципы отбора лексики для учебных словарей / П.Н. Денисов // Вопросы учебной лексикографии М., 1969.

2.     Ашукин Н.С. Крылатые слова / Н.С. Ашукин, Н.Г. Ашукина. М., 1988.

3.     Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х томах / В.И. Даль. СПб.; М, 1905.

4.     Мокиенко В.М. Русские фразеологизмы. Лингвострановедческий словарь / В.М. Мокиенко, В.П. Фелицина. М: 1990.

5.     Жуков В.П. Словарь русских пословиц и поговорок / В.П. Жуков. М., 1993.

6.     Черных П.Я. Историко-этимологический словарь / П.Я. Черных. М., 1993.



Использование материалов только с согласия редакции интернет издания "Проект Ахей"


Средняя оценка:    /  Число голосов:  0  /  проголосовать


Постоянный адрес статьи: http://mmj.ru/index.php?id=213&article=968    /    Просмотров: 7965

Последние статьи раздела
КНИЖНЫЕ ИЗДАНИЯ СОВРЕМЕННЫХ ПЬЕС В РОССИИ: 2005 – 2006 ГГ.

ИСТОРИЯ ОДНОЙ РУКОПИСИ В ЗЕРКАЛЕ «МАССОВОЙ» ЛИТЕРАТУРЫ

ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ И ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЕ ИЗДАНИЯ В СЕТИ

ЛИТЕРАТУРА НОВОГО БАШКОРТОСТАНА: РЕСУРСЫ КНИГОИЗДАНИЯ

«РОСТ» КАК ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ЖУРНАЛ СВЕРДЛОВСКА



обратная связьназад  наверх

  

Copyright ©2002-2010 MMJ.RU
All rights reserved. Создание сайта:all2biz.ru
Наша кнопка:
Как поставить?
Рейтинг ресурсов "УралWeb"